• Журнал «Юридический справочник руководителя» декабрь 2010
  • Рубрика Трудовое законодательство

Увольнение руководителя организации: история одного дела

  • Рейтинг 3.42
  • 0 комментариев
  • 17222 просмотра
Учиться лучше на чужих ошибках, и не стоит сдаваться в борьбе за свои права, если еще не все ресурсы защиты использованы. В подтверждение этих слов в настоящей статье изложена суть одного трудового спора. Руководитель, уволенный по п. 2 ст. 278 ТК РФ, подал в суд иск о восстановлении на работе. В результате основные требования работника были удовлетворены судами первой и второй инстанции, однако суд надзорной инстанции оказался не на стороне работника. Автор рассказывает о поведении работника на стадии защиты своих прав в процессе рассмотрения трудового спора судом первой инстанции и на стадии пересмотра судебных постановлений. Кроме того, в статье дана юридическая оценка судебным постановлениям, вынесенным по трудовому спору. Проанализированы выводы суда надзорной инстанции, которые представляются весьма спорными, продемонстрированы нарушения процессуального права, допущенные судом в ходе пересмотра решений судов первой и второй инстанций, что служит основанием для обращения в Верховный Суд Российской Федерации с соблюдением установленного законом порядка.


По окончании судебного разбирательства субъективные права истца не всегда оказываются восстановленными в результате вынесенного судом постановления. Встречаются, к сожалению, незаконные судебные акты, вынесенные с нарушением требований материального и процессуального права. В ряде случаев имеют место судебные постановления, содержащие недостаточно аргументированные выводы. Но не следует останавливаться, если еще не все возможности защиты, предусмотренной законом, использованы. Представляется необходимым попытаться реализовать свое право на защиту всеми незапрещенными способами, в частности, обратиться за защитой в Верховный Суд Российской Федерации. Известно немало случаев, когда Верховный Суд отменял своим постановлением судебные акты, оспариваемые заинтересованными лицами в установленном порядке. Кроме того, есть достаточно действенный механизм обращения за защитой нарушенного права в Европейский Суд. Отказ от продолжения борьбы за восстановление нарушенного права оставляет в душе чувство неудовлетворенности, сомнение в нереализованных возможностях. Поэтому, если принято решение защитить свои права, если поставлена цель восстановить нарушенное право, устранить препятствие на пути его реализации, надо идти до конца. Однако для этого необходимо знать свои процессуальные права, иметь представление о том, что и как следует обжаловать.

Фабула

Постановлением Президиума Совета ЛФП от 16 февраля 2009 г. № 93 принято решение о прекращении трудового договора с Л. В.А. 18.02.2009 и оформлении увольнения в соответствии с п. 2 ст. 278 ТК РФ с выплатой компенсации, предусмотренной ст. 279 ТК РФ. Президиум ЛФП поручил ЮЛ № 1 оформить прекращение трудового договора с Л. В.А.

19 февраля 2009 г. Президиум Совета ЛФП распоряжением № 9 постановил, что днем прекращения трудового договора с Л. В.А. следует считать первый рабочий день после истечения периода его временной нетрудоспособности, который начался 11 февраля 2009 г.

В результате Л. В.А. был уволен приказом от 29 октября 2009 г. № 84-к, изданным директором ЮЛ № 1 С. А.Р., назначенным на эту должность вместо Л. В.А. постановлением Президиума Совета ЛФП от 2 марта 2009 г. № 94-1 и приступившим к работе с 10 марта 2009 г.

В соответствии с приказом № 84-к трудовой договор с Л. В.А. был прекращен с 6 марта 2009 г. по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 278 ТК РФ на основании постановления Президиума Совета ЛФП от 16 февраля 2009 г. № 93-5 и распоряжения ЛФП от 19 февраля 2009 г. № 9.

Не согласившись с решением работодателя, Л. В.А. обратился в суд общей юрисдикции с исковыми заявлениями, в которых просил:

  • 1) признать незаконными увольнение с работы, прекращение с ним трудового договора (постановление Президиума ЛФП от 16.02.2009 г. № 93-5, приказ от 29.10.2009 г. № 84-к);
  • 2) восстановить в должности;
  • 3) взыскать невыплаченную заработную плату и заработную плату за время вынужденного прогула за период с 5 ноября 2009 г.;
  • 4) компенсировать моральный вред.

Позиция истца

Свои требования Л. В.А., руководитель организации, уволенный по п. 2 ст. 278 ТК РФ, мотивировал следующим образом.

Постановлением ЛФП от 16 февраля 2009 г., по мнению истца, был прекращен трудовой договор от 8 января 2004 г., т.е. последний из ряда заключенных с ним трудовых договоров. Между тем он был принят на должность директора ЮЛ № 1 7 января 1991 г. и с ним был заключен трудовой договор сроком на 5 лет. Следующий трудовой договор был заключен с ним 7 января 1999 г., и уже последний трудовой договор – 8 января 2004 г., также сроком на 5 лет. При этом ни в 1999 году, ни в 2004 году трудовые отношения с ним не были прекращены, что позволяет утверждать о том, что трудовой договор между ЮЛ № 1 и истцом был трансформирован в договор, заключенный на неопределенный срок. В этой связи правовое значение, по мнению истца, имеет исключительно договор, заключенный первоначально, т.е. 7 января 1991 года, который, однако, никто не прекращал. Трудовой договор от 8 января 2004 г. не имеет правового значения, следовательно, и его расторжение не служит законным основанием для увольнения истца.

Кроме того, по мнению истца, решение ЛФП от 16 февраля 2009 г. было принято с грубым нарушением процедуры (порядка) его принятия – процедуры голосования.

Позиция ответчика

Ответчик, возражая против доводов, заявленных истцом, пояснил, что Л. В.А., руководитель организации, был правомерно уволен с 6 марта 2009 г. по п. 2 ст. 278 ТК РФ приказом № 84-к от 29 октября 2009 г., который был издан на основании постановления Президиума Совета ЛФП от 16 февраля 2009 г. № 93-5 и распоряжения ЛФП от 19 февраля 2009 г. № 9.

Дата прекращения трудового договора и последний день работы работника не совпадают по причине злоупотребления истцом своим правом – он ввел в заблуждение работодателя, что находится на больничном листе, в результате чего у работодателя не было возможности издать приказ об увольнении ранее 29 октября 2009 г.

Позиция суда и аргументация вынесенного им решения

Решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 18 марта 2010 г. Л. В.А. восстановлен на работе в ЮЛ № 1; признан незаконным приказ № 84-к от 29 октября 2009 г. об увольнении Л. В.А. с 6 марта 2009 г.; с ЮЛ № 1 в пользу Л. В.А. взыскана невыплаченная заработная плата и зарплата за время вынужденного прогула, а также компенсация морального вреда и расходы на представителя. В удовлетворении остальной части исковых требований истцу отказано.

В том числе решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 18 марта 2010 г. Л. В.А. было отказано в удовлетворении иска в части признания незаконным постановления Президиума Совета ЛФП о прекращении с ним трудовых отношений по п. 2 ст. 278 ТК РФ.

Удовлетворяя исковые требования Л. В.А. о восстановлении его на работе в должности директора ЮЛ № 1, суд первой инстанции исходил из того, что нарушение ЮЛ № 1 процедуры увольнения Л. В.А., предусмотренной ст. 84.1 ТК РФ, регулирующей общий порядок прекращения трудового договора, установлено в ходе судебного разбирательства и доказано.

При этом суд сформулировал вывод, что, разрешая заявленные требования о восстановлении истца на работе, суд не вправе изменить дату увольнения. Он был бы обязан изменить основания и (или) причины увольнения, если при разрешении трудового спора было бы установлено, что работодатель имел основания для расторжения трудового договора, но в приказе указал неправильную либо не соответствующую закону формулировку.

Поскольку приказ о прекращении трудового договора с истцом по п. 2 ст. 278 ТК РФ с 6 марта 2009 г. был издан 29 октября 2009 г., а в соответствии со ст. 84.1 ТК РФ днем прекращения трудового договора во всех случаях является последний день работы работника, процедура увольнения истца была нарушена, в связи с чем он подлежит восстановлению на работе в должности директора.

При этом суд исходил из того, что 6 марта 2009 г. истец находился на рабочем месте, был ознакомлен с Распоряжением ЛФП от 19 февраля 2009 г., в связи с чем ответчик ЮЛ № 1 имел возможность издать приказ об увольнении истца и ознакомить его под роспись.

Позиция и аргументация суда кассационной инстанции

Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 5 июля 2010 г. решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 18 марта 2010 г. было изменено в части взыскания невыплаченной заработной платы и заработной платы за время вынужденного прогула. В остальной части решение было оставлено без изменения.

Судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции, указала, что Л. В.А. после 6 марта 2009 г. и до 10 марта 2009 г. исполнял функции директора ЮЛ № 1.

В основание данного решения было положено обстоятельство, связанное с нарушением ответчиком установленного законом порядка прекращения с Л. В.А. трудового договора, признанное кассационной инстанцией установленным и доказанным. Это обстоятельство имеет значение для дела и служит одним из оснований восстановления работника на работе.

Позиция и аргументация суда надзорной инстанции

Президиум Санкт-Петербургского городского суда, проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы и определения о передаче жалобы для рассмотрения по существу в судебном заседании суда надзорной инстанции, 6 октября 2010 г. вынес диаметрально противоположное постановление.

Надзорная инстанция суда отменила решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 18 марта 2010 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 5 июля 2010 г. и отказала в иске Л. В.А. к ЮЛ № 1 о восстановлении на работе, взыскании невыплаченной заработной платы, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Основанием для принятия данного постановления послужило положение ст. 387 ГПК РФ, в соответствии с которой основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых публичных интересов.

Надзорная судебная инстанция пришла к заключению о допущенных судами нарушениях норм права, повлиявших на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых публичных интересов.

Аргументом такого вывода послужило следующее.

По мнению надзорной инстанции суда, кассационная инстанция необоснованно не приняла во внимание доводы ответчика о злоупотреблении истцом своих прав и введении работодателя в заблуждение фактом нахождения на больничном листе, в результате чего у работодателя не было возможности издать приказ об увольнении ранее 29 октября 2009 г., указав при этом, что допущенное ответчиком нарушение при увольнении истца не связано со злоупотреблением прав со стороны работника, поскольку основанием для восстановления истца на работе является тот факт, что истец был уволен не в последний день работы, о чем работодатель не мог не знать.

Кроме того, Президиум Санкт-Петербургского городского суда пришел к выводу о наличии существенных нарушений норм материального права, выразившихся в следующем.

1. Из материалов дела усматривается, что трудовые отношения с истцом были прекращены по п. 2 ст. 278 ТК РФ, регулирующей дополнительные основания для прекращения трудового договора с руководителем организации и предусматривающей, что трудовой договор с руководителем организации прекращается в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о прекращении трудового договора.

Из Устава ЮЛ № 1 усматривается, что учредителем ЮЛ № 1 является ЮЛ № 2, что ЮЛ № 1 является учреждением культуры ЮЛ № 2. Следовательно, решение о прекращении трудового договора с Л. В.А. было принято надлежащим лицом в пределах своих полномочий.

16 февраля 2009 г. Президиум Совета ЛФП постановил прекратить с директором учреждения культуры ЮЛ № 1 Л. В.А. 18 февраля 2009 г. трудовой договор, заключенный 8 января 2004 г., и оформить увольнение Л. В.А. по п. 2 ст. 278 ТК РФ, а также поручил учреждению культуры ЮЛ № 1 оформить прекращение трудового договора с Л. В.А.

Данное постановление было признано законным решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 18 марта 2010 г., вступившим в законную силу, Л. В.А. было отказано в удовлетворении иска в части признания его незаконным. Таким образом, увольнение Л. В.А. является основанным на законе.

19 февраля 2009 г. ЛФП издал распоряжение № 9 о том, что днем прекращения трудового договора с Л. В.А. следует считать первый рабочий день после окончания временной нетрудоспособности Л. В.А.

2. В отношении выводов судов первой и кассационной инстанций о том, что ответчиком была нарушена процедура увольнения Л. В.А., предусмотренная ст. 84.1 ТК РФ, регулирующей общий порядок оформления прекращения трудового договора, надзорная инстанция суда пришла к выводу об их ошибочности, аргументируя это следующим образом.

По мнению суда надзорной инстанции, нарушение ответчиком общего порядка оформления прекращения трудового договора не является основанием для восстановления Л. В.А. на работе.

К такому заключению надзорная инстанция суда пришла, руководствуясь разъяснениями, содержащимися в п. 27 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» от 28 декабря 2006 г. Согласно п. 27 данного документа при рассмотрении дел о восстановлении на работе следует иметь в виду, что при реализации гарантий, предоставляемых Кодексом работникам в случае расторжения с ними трудового договора, должен соблюдаться общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, в том числе и со стороны самих работников.

Президиум Санкт-Петербургского городского суда установил, вопервых, что из акта, имеющегося в материалах дела, усматривается, что Л. В.А. 6 марта 2009 года был ознакомлен с распоряжением ЛФП от 19 февраля 2009 г., однако от получения копии распоряжения отказался, заявив, что еще болеет и позже представит другие больничные листы.

Во-вторых, 29 октября 2009 г. Л. В.А. лично были направлены оригиналы больничных листов от 5 марта 2009 г. и от 16 апреля 2009 г. директору учреждения культуры ЮЛ № 1 С. А.Р.

Это, по мнению Президиума Санкт-Петербургского городского суда, подтверждает позицию ответчика о том, что им не было известно об окончании периода временной нетрудоспособности истца. Основываясь на этом, надзорная инстанция суда пришла к заключению, что ответчик был лишен возможности произвести оформление прекращения трудового договора с Л. В.А. с соблюдением требований ст. 84.1 ТК РФ в связи с несвоевременной сдачей истцом листков временной нетрудоспособности.

Поэтому приказ об увольнении истца с 6 марта 2009 г. издан 29 октября 2009 г. и соответствует принятому Президиумом ЛФП решению о прекращении с Л. В.А. трудовых отношений.

При этом Президиум Санкт-Петербургского городского суда пришел к заключению, что дополнительно собирать и оценивать доказательства не требуется, судебными инстанциями допущено существенное нарушение в применении норм материального права, поэтому Президиум счел возможным, отменив судебные постановления, вынести новое решение, не передавая дело в суд первой инстанции.

Анализ ситуации

Оценивая судебные постановления, следует сказать, что суд первой инстанции, как и суд кассационной инстанции, исследовали законность увольнения Л. В.А. с двух позиций:

  • с позиции обоснованности (наличия законного основания);
  • с позиции соблюдения работодателем процедуры увольнения работника.
Судебная практика
СвернутьПоказать

В соответствии с п. 60 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. № 2 (ред. от 28.09.2010 г.) «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление № 2) работник, уволенный без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения, подлежит восстановлению на прежней работе. При невозможности восстановления его на прежней работе вследствие ликвидации организации суд признает увольнение незаконным, обязывает ликвидационную комиссию или орган, принявший решение о ликвидации организации, выплатить ему средний заработок за все время вынужденного прогула. Одновременно суд признает работника уволенным по пункту 1 части первой статьи 81 ТК РФ в связи с ликвидацией организации.

Суды общей юрисдикции всех уровней пришли к одному и тому же заключению, что избранное ответчиком основание прекращения с истцом трудовых отношений является законным и обоснованным. Такой вывод, к сожалению, основан исключительно на том, что соответствующее решение было принято уполномоченным на то органом, что подтверждается в полной мере учредительными документами.

Однако суды всех инстанций (первой, кассационной и надзорной), рассматривающие трудовой спор по иску Л. В.А., не дали надлежащей оценки доводам истца, на которых он основывал свои требования.

Истец обращал внимание суда на заключение с ним трех трудовых договоров на основании решений, принятых уполномоченными на то органами, которые до настоящего времени (за исключением последнего) не прекращены (не расторгнуты). В качестве довода о незаконности своего увольнения он утверждал, что правовое значение имеет только первоначально заключенный трудовой договор. В этой связи он полагал, что прекращение трудового договора, заключенного с ним в последний раз, не влечет прекращение трудовых отношений, возникших на основании первоначально заключенного договора и трансформированного в договор, заключенный на неопределенный срок.

Судами данный довод истца не был опровергнут, как и не был признан состоятельным. Суды попросту не приняли его во внимание, проигнорировав обоснование заявленных истцом требований, не дав этому надлежащую оценку.

Все это не позволяет говорить о полноте проведенного судами исследования обстоятельств, на которые ссылается сторона спора.

В соответствии с ч. 4 ст. 198 ГПК РФ в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

Нельзя не отметить, что сам факт трансформации срочного трудового договора в договор, заключенный на неопределенный срок, не имеет правового значения для рассмотрения трудового спора. Это обусловлено положением п. 2 ст. 278 ТК РФ, согласно которому принятие уполномоченным органом юридического лица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о прекращении трудового договора касается любого договора, заключенного как на определенный, так и неопределенный срок.

На это обстоятельство обращает внимание Конституционный Суд Российской Федерации.

Судебная практика
СвернутьПоказать

Согласно п. 6 постановления Конституционного Суда РФ от 15 марта 2005 г. № 3-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 278 и статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации и абзаца второго пункта 4 статьи 69 Федерального закона «Об акционерных обществах» в связи с запросами Волховского городского суда Ленинградской области, Октябрьского районного суда города Ставрополя и жалобами ряда граждан» (далее – Постановления № 3-П) вид трудового договора сам по себе не предопределяет характер и содержание труда руководителя организации, как не зависят от того, заключен трудовой договор на определенный или на неопределенный срок, особенности выполняемой руководителем трудовой функции, которыми обусловлено законодательное закрепление возможности расторжения трудового договора с ним без указания мотивов, и те фактические обстоятельства, в силу которых может возникнуть необходимость освобождения руководителя от должности. Установление различий в основаниях расторжения трудового договора по инициативе работодателя исключительно по указанному формальному признаку означало бы нарушение равенства прав и возможностей, не совместимое с требованиями статей 19 (части 1 и 2) и 37 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

Нельзя не выделить еще одно обстоятельство, связанное с выводами, сформулированными судами общей юрисдикции. Оценивая наличие законного основания для увольнения работника по п. 2 ст. 278 ТК РФ, суды первой, кассационной и надзорной инстанций в основном исходили из выяснения полномочности органа, принявшего такое решение, обоснованность принятия уполномоченным органом решения, его мотив судами не оценивалась.

Между тем согласно конституционно-правовому смыслу, изложенному в п. 4.3. Постановления № 3-П, руководитель организации не может быть лишен правовых гарантий и уволен с работы, в том числе по п. 2 ст. 278 ТК РФ, без законного основания или в результате, например, злоупотребления правом собственника имущества (лицом, уполномоченным принимать решения о прекращении с ним трудового договора).

Судебная практика
СвернутьПоказать

Согласно п. 4.3 Постановления № 3-П законодательное закрепление права досрочно прекратить трудовой договор с руководителем организации без указания мотивов увольнения не означает, что собственник обладает неограниченной свободой усмотрения при принятии такого решения, вправе действовать произвольно, вопреки целям предоставления указанного правомочия, не принимая во внимание законные интересы организации, а руководитель организации лишается гарантий судебной защиты от возможного произвола и дискриминации.

Общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, как и запрещение дискриминации при осуществлении прав и свобод, включая запрет любых форм ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности (статья 17, часть 3; статья 19 Конституции Российской Федерации), в полной мере распространяются на сферу трудовых отношений, определяя пределы дискреционных полномочий собственника.

На это обстоятельство следовало бы обратить самое пристальное внимание судебных органов истцу и его представителю в ходе рассмотрения трудового спора. Однако, как усматривается из материалов дела, они также оценивали ситуацию, исходя из формальных нарушений, допущенных, по их мнению, работодателем.

Нельзя не отметить, что позиция защиты, выбранная истцом, представляется не вполне удачной. Истец, оспаривая законность прекращения трудового договора, заключенного с ним 8 января 2004 г., не делает по существу никаких значимых выводов, утверждений. Его заявление так и остается заявлением, не получившим дальнейшего обсуждения, надлежащей судебной оценки, другими словами, он не доводит до конца начатую им защиту.

Кроме того, уделяя самое пристальное внимание нарушениям, допущенным, по его мнению, в процессе принятия ЛФП решения о прекращении с ним трудовых отношений, послужившего основанием для издания соответствующего приказа об увольнении, истец соглашается, по сути, с выводами суда, решением которого ему отказано в признании данного акта незаконным.

В этой связи вывод надзорной инстанции о том, что Постановление Президиума ЛФП от 16 февраля 2009 г. № 93 о прекращении с истцом трудового договора, заключенного 8 января 2004 г., признано законным решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 18 марта 2010 г., которое вступило в законную силу, является обоснованным. Истец не обжаловал данное решение, поэтому в силу положений ч. 1 ст. 347 ГПК РФ оно не являлось предметом проверки судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда. Согласно п. 1.1 ст. 390 ГПК РФ суд надзорной инстанции не вправе проверять законность судебных постановлений в той части, в которой они не обжалуются.

Нельзя не сказать о весьма противоречивом и недостаточно аргументированном выводе суда надзорной инстанции, который отменил постановления судов первой и кассационной инстанции как ошибочные.

При этом Президиум Санкт-Петербургского городского суда признал постановления судов (первой и второй инстанций) вынесенными с нарушениями норм материального и процессуального права.

Так, по мнению суда надзорной инстанции, необоснованным является вывод суда о том, что истец подлежит восстановлению на работе по причине нарушения ответчиком порядка увольнения его с работы. Суд надзорной инстанции утверждает, что суд первой инстанции, с мнением которого согласился суд кассационной инстанции, не учел при вынесении решения доводы ответчика о том, что истец ввел работодателя в заблуждение. Именно это обстоятельство, по мнению суда надзорной инстанции, препятствовало ответчику уволить работника с соблюдением общего порядка прекращения трудового договора, предусмотренного ст. 84.1 ТК РФ. Из чего сделан вывод, что в рассматриваемой ситуации нарушение работодателем (ответчиком) общего порядка оформления прекращения трудового договора не является основанием для восстановления Л. В.А. на работе. Однако такой вывод расходится с мнением Президиума Верховного Суда РФ, который, разъясняя применение Трудового кодекса Российской Федерации, подчеркивал, что работник подлежит восстановлению на прежней работе, если он уволен без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения.

Необоснованным представляется также утверждение суда надзорной инстанции о том, что работник допустил злоупотребление правом, которое выразилось в дезинформации работодателя и, как следствие, – невозможности его увольнения с соблюдением установленного законом порядка.

Однако из материалов дела следует, что Л. В.А. 6 марта 2009 г. был ознакомлен с Распоряжением ЛФП от 19 февраля 2009 г. Кроме того, после этого Л. В.А. вплоть до 10 марта 2009 г. исполнял функции директора ЮЛ № 1. Следовательно, последним днем работы было никак не 6 марта 2009 г., как это отражено в приказе об увольнении Л. В.А., на что, по непонятным причинам, не обращает никакого внимания суд надзорной инстанции, утверждая о законности поведения работодателя.

Наряду с этим возникает вопрос, каково было положение Л. В.А. на 10 марта 2010 г., с момента исполнения обязанностей руководителя организации другим лицом – С. А.Р. Именно с этого времени он приступает к исполнению обязанностей на основании трудового договора. Предоставляют ли с этого периода истцу работу, обусловленную трудовым договором, и допускают ли его на работу в целом? В этой связи становится неясным, было ли здесь допущено злоупотребление правом со стороны Л. В.А. или в это время в связи с нарушением его прав работодатель не знал и не мог знать окончание временной нетрудоспособности истца.

В этой связи осталась невыясненной причина направления 29 октября 2009 г. Л. В.А. работодателю оригиналов больничных листов от 5 марта 2009 г. и от 16 апреля 2009 г. Между тем такое поведение могло быть связано с отказом работодателя получить листки временной нетрудоспособности при попытке вручить их истцом при непосредственном общении с работодателем либо с тем, что истец не был допущен до работы. К тому же неизвестно время окончания временной нетрудоспособности, зафиксированной больничными листами от 5 марта и 16 апреля 2009 г.

Учитывая изложенное, представляется недостаточно аргументированным утверждение суда надзорной инстанции о том, что несвоевременная сдача истцом листков временной нетрудоспособности явилась препятствием для соблюдения ответчиком общего порядка увольнения Л. В.А.

Представляется, что в приведенном случае причинная связь между двумя указанными выше явлениями не усматривается.

В этой связи, по меньшей мере, нет оснований для заключения о том, что не требуется дополнительно собирать и оценивать доказательства по делу и, следовательно, для отмены судебных постановлений, вынесения нового решения, не передавая дело в суд первой инстанции.

Судебная практика
СвернутьПоказать

Согласно п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12.02.2008 г. № 2 «О применении норм гражданского процессуального законодательства в суде надзорной инстанции в связи с принятием и введением в действие Федерального закона от 4 декабря 2007 г. № 330-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» по смыслу статьи 387 ГПК РФ во взаимосвязи с положениями Конвенции о защите прав человека и основных свобод существенным нарушением, являющимся основанием для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора, в отличие от оснований отмены судебных постановлений в кассационном порядке, может быть признано не всякое нарушение норм материального и процессуального права из числа указанных в статьях 363 и 364 ГПК РФ.

Отмена или изменение судебного постановления в порядке надзора допустимы лишь в случае, если без устранения судебной ошибки, имевшей место в ходе предшествующего разбирательства и повлиявшей на исход дела, невозможны восстановление и защита существенно нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защищаемых законом публичных интересов.

Вывод

Данное постановление Президиума Санкт-Петербургского городского суда нуждается в пересмотре на более высоком уровне, в связи с чем заинтересованным лицам необходимо обратиться с соответствующим заявлением в Верховный Суд Российской Федерации с просьбой отменить его как незаконное, вынесенное в нарушение установленных законом требований.

Представляется, что выводы судов первой и кассационной инстанций более аргументированные, основанные на законе с учетом разъяснений, сформулированных Президиумом Верховного Суда Российской Федерации.

В последнее время интерес к принципу недопустимости злоупотребления правом значительно возрос. К сожалению, далеко не всегда этот принцип верно воспринимается правоприменителями, в том числе органами судебной власти, а его применение не всегда направлено на достижение основной цели – защиты нарушенного права.

на
Электронная подписка за 8400 руб. Печатная версия за YYY руб.

  7 голосов

Нет комментариев
Свернуть форму комментария Комментировать

  • Добавить
Закрыть
Закрыть

  • Отправить
Закрыть

Подписка


на журналы


Все поля обязательны.
Закрыть

Задать вопрос для интервью
  • Отправить
9 Мая – Всероссийский праздник День победы.