• Журнал «Арсенал предпринимателя» октябрь 2010
  • Рубрика В фокусе

Микрофинансирование: новые возможности для начинающих предпринимателей

  • Рейтинг 4.71
  • 0 комментариев
  • 98 просмотров
Интервью с президентом «Российского микрофинансового центра» Михаилом Мамутой об особенностях микрофинансовой деятельности в связи с принятием закона от 02.07.2010 г. № 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях». Опрос индивидуальных предпринимателей.


2 июля 2010 года был подписан Федеральный закон № 151­-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях». Вступление в силу данного документа начнет новую эру в финансировании малого бизнеса и индивидуальных предпринимателей, что, по ­мнению Правительства, должно значительно подхлестнуть развитие этого сектора экономики. Об особенностях микрофинансовой деятельности нам рассказал президент Национального партнерства участников ­микрофинансового рынка (НАУМИР) Михаил Мамута.

Михаил Мамута

Родился 29 сентября 1974 года. Окончил Воронежский государственный университет по специализации «Наноэлектроника и нанотехнологии». Получил второе высшее образование «Финансы и кредит. Банковское дело». С 1997 года работает в области финансово­кредитных технологий для малого бизнеса и микрофинансирования. В период 1997–2000 гг. работал в администрации Воронежской области, курировал вопросы поддержки малого предпринимательства. С 2000 по 2003 год работал генеральным директором Воронежского регионального фонда поддержки малого предпринимательства. Занимался созданием и развитием микрофинансовой программы, построением региональной микрофинансовой сети в районах области. С августа 2003 – директор Российского микрофинансового центра, с апреля 2006 года также президент Национального партнерства участников микрофинансового рынка (НАУМИР). Входит в Совет по развитию малого и среднего предпринимательства при Председателе Совета Федерации ФС РФ, Межведомственный совет при Министерстве финансов по ­разработке ­законодательства по микрофинансированию и кредитной кооперации.


– Михаил, как давно в России осуществляется микрофинансовая деятельность?

– Программы финансирования микробизнеса, которые официально получили название микрофинансовых, появились в 1998 году и были привнесены в Россию международными технологиями, так же, как в свое время и программы кредитования малого бизнеса. Совокупный микрокредитный пакет на 2000 год оценивался в 10 млн долларов США на всю Россию, а число предпринимателей, которые могли воспользоваться этими программами, составляло не больше 0,1% от их общего числа. Но основная заслуга таких программ была не в том, что они профинансировали определенное количество предпринимателей, а в том, что данные технологии доказали свою эффективность. Постепенно микрофинансовая деятельность стала масштабироваться, на рынке появились новые игроки.

– Каковы были основные предпосылки принятия Федерального закона «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых ­организациях» (далее – ФЗ «О МФД и МФО»)?

– До принятия ФЗ «О МФД и МФО» рынок микрофинансирования у нас развивался уже более десяти лет. К моменту принятия закона на нем сформировались три крупных вида игроков: коммерческие микрофинансовые организации, фонды (центры) поддержки малого предпринимательства и потребительские кооперативы; выявились основные проблемы, препятствующие дальнейшему развитию микрофинансовой деятельности. Например, чтобы активно развиваться, для МФО необходимы крупные финансовые вложения. А для этого инвестор должен видеть, что данный сектор является прозрачным, регулируемым и защищенным, в том числе и административно. Без законодательного регулирования выполнить эти требования невозможно, поэтому на данный рынок выходили только высокорисковые инвесторы, которые хотели повышенной платы за риск и более существенной отдачи на вложенный капитал. Это в свою очередь тянуло вверх величину процентной ставки, что сужало рынок, потому что, например, под 20% годовых готовы взять микрокредиты два ­миллиона ­предпринимателей, а под 40% – уже 400 тыс.

В этой связи ФЗ «О МФД и МФО» должен выполнить несколько блоков задач. Во­-первых, определить юридический статус микрофинансовой деятельности, дать основные определения, регламентировать порядок приобретения статуса МФО, требования к МФО и т.п. Во-­вторых, защитить права заемщиков. В частности, закон накладывает следующие требования: МФО должна раскрывать эффективную ставку процента по займу до заключения договора, поместить копию правил предоставления микрозайма таким образом, чтобы потенциальный заемщик имел возможность с ними заранее ознакомиться, МФО не может взимать с заемщика штраф за досрочный возврат микрозайма и другие. В-­третьих, должен быть определен надзорный орган, который будет осуществлять мониторинг МФО и контроль за их деятельностью, а также установит нормативы достаточности собственных средств и ликвидности для МФО. Это повысит защищенность инвесторов и заемщиков, а также позволит снизить риск ­возникновения недобросовестных участников (финансовых пирамид).

К сведению
К сведению
Свернуть Показать
Состояние российского рынка микрофинансирования

На 1 января 2010 года в России действовало не менее 450 небанковских МФО, относящихся к микрофинансовым в определении Федерального закона «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях», из них около 250 – некоммерческих и 200 ­коммерческих (крупных – не более 10).

В настоящий момент насчитывается около 2500 небанковских институтов микрофинансирования (МФИ), включая кредитные кооперативы, в то время как в 2003 году таких организаций было всего около 150.

Общий портфель займов МФИ составил 22,7 миллиарда рублей, где на долю МФО приходится 9 млрд руб.

Средний размер микрозайма составил 4200 долларов США.

Основная клиентская группа МФО – микропредприятия и физи­ческие лица.

МФО тяготеет к городам с населением ниже 100 тыс. человек (75% от числа зарегистрированных).

Все эти новации должны, на мой взгляд, привести к таким важным следствиям, как привлечение большего объема инвестиций в микро и малый бизнес, снижению процентных ставок (что важно – не административно, а экономически обусловленными мерами), ­формированию понятной и прозрачной структуры микрофинансирования.

К сведению
Свернуть Показать
Основные понятия микрофинансирования1

Микрофинансовая деятельность – деятельность юридических лиц, имеющих статус микрофинансовой организации, а также иных юридических лиц, имеющих право на осуществление микро­финансовой ­деятельности по предоставлению микрозаймов ­(микрофинансирование).

Микрофинансовая организация – юридическое лицо, зарегистрированное в форме фонда, автономной некоммерческой организации, учреждения (за исключением бюджетного учреждения), некоммерческого партнерства, хозяйственного общества или товарищества, осуществляющее микрофинансовую деятельность и внесенное в ­государственный реестр микрофинансовых организаций.

Микрозаем – заем, предоставляемый займодавцем заемщику на условиях, предусмотренных договором займа, в сумме, не ­превышающей один миллион рублей.

Договор микрозайма – договор займа, сумма которого не ­превышает один миллион рублей.

– Удовлетворяет ли, по Вашему мнению, принятый закон всем ­поставленным перед ним задачам?

– В целом, на данном этапе развития рынка, – да. Еще в прошлом году был принят закон «О кредитной кооперации»2, который регламентирует деятельность кредитных потребительских кооперативов различных видов и уровней, их союзов (ассоциаций) и других объединений. Мы принимали экспертное участие в разработке обоих законов. И признательны Правительству РФ, Госдуме, Минфину и Минэкономразвития России за то, что они провели такую конструктивную работу с участниками рынка, чтобы эти законы позволяли одновременно решать и задачи государства, и задачи развития рынка. Эти документы, на мой взгляд, получились достаточно сбалансированными, поэтому замечаний ­непосредственно к тексту практически нет. Другой вопрос – реализация этих законов.

– В качестве надзорного органа будет определен Минфин России?

– Полагаю, что да. Такую функцию мог бы осуществлять ЦБ РФ, но он не может контролировать деятельность некредитных организаций, к которым относятся МФО и кредитные кооперативы. ФСФР РФ в основном осуществляет надзор за фондовым рынком. Поэтому наиболее логичным регулятором в данном случае является Минфин. Кроме того, Минфин уже уполномочен Правительством РФ ­контролировать рынок кредитной кооперации.

– Сейчас многие банки проявляют заинтересованность в привлечении клиентов из малого бизнеса. Почему микрофинансирование не стали развивать в рамках банковской деятельности?

– Банковское микрофинансирование развивается параллельно небанковскому, никакой дискриминации здесь нет и быть не может. Действительно, банки сегодня уделяют больше внимания микро­кредитованию, чем, скажем, они это делали 5 или 10 лет назад. Но есть существенные ограничения – это территориальное присутствие банков. В большинстве малых городов, и особенно на селе, ­банковская инфраструктура не представлена или представлена недостаточно. В России на 148 тыс. официально зарегистрированных населенных пункта приходится всего 28 тыс. банковских точек. Получается, что чуть больше, чем 1/6 населенных пунктов, физически обеспечена банками. А ведь недостаточно развивать экономику только в ­крупных городах, малые населенные пункты и сельская местность нуждаются в поддержке в еще большей степени. И еще один нюанс: средний микрокредит в банке существенно выше, чем в небанковской организации микрофинансирования. Скажем, 700 000 рублей против 150 000 рублей. А потребителю нужны и те и другие деньги.

– То есть развитие небанковского микрофинансирования не подхлестнет конкуренцию со стороны банковского сектора?

– Системную – нет. Они действуют исходя из разных принципов, а мы знаем, что конкуренция возможна только среди однородных товаров и услуг. Безусловно, определенный элемент конкуренции будет возникать, поскольку банки и МФО будут где­то сталкиваться территориально, где­то – продуктово. Для потребителя в этом плюс, а не минус, поскольку такая конкуренция может простимулировать банки уделять данному сектору больше внимания, предлагать лучшие условия. Но в глобальную конкуренцию банков и МФИ мы не верим. Это как конкуренция машины и велосипеда. К тому же банки могут рассматривать в качестве клиентов и сами МФО, и кредитные кооперативы. Так, банку будет выгоднее дать кредит одной микрофинансовой организации на 200 млн рублей, чем дробить его на микрокредиты по 1 млн рублей. В этом случае банки и МФО будут не конкурировать, а ­сотрудничать.

– Куда индивидуальному предпринимателю сегодня выгоднее пойти за финансированием?

– Быстрее и проще обычно получить заем в МФО, поскольку последние подходят к документарным вопросам менее формально, уделяя больше внимания проверке личностных качеств заемщика и фактического положения дел в бизнесе. К тому же есть определенная категория предпринимателей, которые в банке вообще не смогут получить кредит. Например, к таким относятся предприниматели со стажем работы менее одного года. У большинства МФО требования к стажу от 3 до 6 месяцев. Другой немаловажный аспект – в микрофинансовых институтах принят партнерский подход к заемщикам. И многим клиентам это нравится, поскольку с ними общаются, ищут индивидуальный подход. Особенно это важно для начинающих ­предпринимателей, работу с которыми невозможно подогнать под единый шаблон.

– Как предпринимателю выбрать микрофинансовую оргранизацию?

– Сегодня информацию для выбора наиболее оптимальной для сотрудничества МФО найти нелегко. Это связано с тем, что многие МФО не дают широкой рекламы на радио и телевидении, зачастую не имеют в штате системного администратора, который мог бы ­создать и поддерживать собственный интернет­сайт МФО.

В ближайшее время мы планируем запустить федеральный портал, который будет называться «Микрофинансирование в России», где постараемся собрать максимум информации о самом направлении, о тех организациях, которые занимаются микрофинансированием. Одним из наиболее полезных практических приложений, которые мы планируем реализовать на этом портале, будет интерактивная карта МФО, кредитных кооперативов и банков, которые реализуют микрофинансовые программы. Т.е. можно будет зайти и посмотреть, в каком регионе и какие кредиты можно получить и, возможно, даже оставить заявку на получение займа. Это будет довольно удобно.

– При принятии решения о предоставлении финансирования может ли МФО рассматривать управленческую отчетность или первичные документы предпринимателя, или нужна только бухгалтерская отчетность, оформленная по всем правилам?

– Действительно, многие предприниматели ведут отчетность для своих нужд (управленческую отчетность) более правильно, чем официальную отчетность. Зачастую это связано с тем, что предприниматель не обязан составлять качественную официальную отчетность в силу отсутствия знаний бухучета и законодательства.

Чтобы принять правильное решение о кредитоспособности заемщика, нужно анализировать реальное положение его дел. Поэтому в микрофинансировании в большинстве случаев для анализа берется фактическая отчетность. МФО может самостоятельно проверить рентабельность той или иной торговой точки или услуги, и у менеджеров обычно уже есть определенное представление о доходах и расходах в той или иной сфере вне зависимости от того, какие цифры ­показаны в отчетах.

Если взять ИП, который работает на УСНО, то по его отчетности можно оценить обороты, доходы и расходы. Если, например, взять ЕНВД, то там такой информации нет, поскольку налог уплачивается в виде фиксированного взноса и учет предприниматель может совсем не вести. Поэтому для такой категории заемщиков, если МФО не будет принимать к рассмотрению управленческую отчетность, первичные документы, тетради, записи и т.п., программа ­микрофинансирования вообще не будет работать.

– Многих предпринимателей от получения займов отпугивают формальные требования к оформлению документации, сложность формулировок в договорах и правилах получения финансирования. ­Планируется ли проводить разъяснительную работу с ­предпринимателями?

– Обязательно планируется. Уже сейчас нами разработана программа, которая называется «Финансовая грамотность для малообеспеченного населения». На ее основе мы планируем в ближайшее время запустить другую программу – «Финансовая грамотность для начинающих предпринимателей», которая сейчас очень востребована. Курс будет составлен таким образом, чтобы слушатели смогли получить представление о тех финансовых механизмах, которые может использовать предприниматель, чтобы его деятельность стала понятной и ­прозрачной для себя и других заинтересованных лиц, в том числе и кредиторов.

Сейчас Минздравсоцразвития через Федеральную службу по труду и занятости выделяет субсидии на начало собственного дела. Эти деньги получает довольно большое количество людей: 120 тыс. чел. в прошлом году, а в этом году, вероятно, будет около 200 тыс. человек. Те из них, кто не разочаруются в собственном деле в первые три-­четыре месяца, представляют собой потенциальных клиентов МФО. Потому что субсидии им хватает на два–четыре месяца, потом необходим дополнительный рабочий капитал. Сейчас начинающие предприниматели в обязательном порядке проходят курс по основам предпринимательской деятельности. Зачастую одного этого курса ­бизнесмену недостаточно, чтобы общаться с банком или микрофинансовым институтом. Например, предприниматели часто задают ­такой вопрос: «Я слышал, что можно получить безвозвратный и беспроцентный ­микро­­займ. Куда мне обратиться?» Понятно, что такой человек совсем не понимает, что кредит или заем обязан по закону быть возвратным и платным, и когда он приходит в МФО, то ­начинает ­возмущаться, что его обманули.

Таких проблем очень много. Понимая это, мы 4 июля подписали трехстороннее соглашение с Рострудом и ОПОРОЙ России, в рамках которого мы договорились, что будем всячески содействовать микрофинансированию начинающих предпринимателей. Согласно этой программе Роструд в том числе будет рекомендовать региональным центрам занятости населения включать в программу подготовки безработных граждан дисциплину финансовой грамотности, ­чтобы ­подготовить их к работе с финансовыми учреждениями.

– Как Вы считаете, развитие микрофинансирования перетянет на свою сторону клиентов нелегальных ростовщиков?

– Конечно, с развитием легального микрофинансирования рынок ростовщичества будет уменьшаться. Но полностью решить данную проблему вряд ли удастся – всегда останутся определенные категории бизнесменов и населения, которые не смогут получить официальный кредит.

В идеальной ситуации вся кредитная деятельность должна осуществляться на однородных условиях с точки зрения защиты прав заемщиков. Неформальным путем заем, конечно, проще получить, зато методы возврата долгов по этим займам не всегда отвечают нашим представлениям о гуманности и человеколюбии.

Если у предпринимателя есть разумная альтернатива, взять неформальный кредит у ростовщика или получить микрозаем по простой схеме и приемлемым условиям в официальной структуре, я думаю, что большинство предпринимателей предпочтут второй вариант.

А возможно, с развитием микрофинансирования и часть ростовщиков решит, что им пора заняться более легальным бизнесом. Ведь когда-­то и банки начинались с ростовщичества.

Беседовала Екатерина Рубцова

Мифы и реальность Закона о микрофинансировании

Оппоненты Закона о микрофинансировании предостерегают доверчивых граждан и бизнесменов от, на первый взгляд, «бесплатного сыра» и указывают, что ставки и обеспечение микрозаймов могут оказаться непомерными. Другие опасения связаны с тем, что радоваться российским бизнесменам на самом деле нечему, потому как схожие инструменты микрофинансирования используются в странах с неразвитой рыночной экономикой и предназначены такие займы для бедных. Дать оценку этим утверждениям мы попросили кандидата экономических наук Елизавету Худько, которая принимала непосредственное участие в разработке закона.

Аргументы оппонентов Федерального закона от 02.07.2010 г. № 151­ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» достаточно противоречивы. Во­первых, ни о каком «бесплатном сыре» речь в Законе не идет: предоставлять льготные ­займы – это прерогатива государства, а частный бизнес (в данном случае в лице микрофинансовых организаций) должен получать отдачу от вложенных инвестиций. Ставки по микрозаймам действительно будут выше, чем стоимость кредитов для крупного и среднего бизнеса или при обслуживании в традиционных банках, однако с экономической точки зрения это является вполне логичным. Во­первых, чем больше заемщиков обслуживает финансовая организация, но при этом меньше стоимость каждого кредита, тем выше удельные затраты по обслуживанию каждого кредитного договора; во­вторых, субъекты малого бизнеса характеризуются повышенным риском по сравнению с крупным бизнесом, а в­третьих, если сравнивать банковскую деятельность с описанной в законе микрофинансовой деятельностью, то, скорее всего, у микрофинансовых организаций будет больше обязанностей по мониторингу деятельности своих заемщиков. Говоря о последнем доводе, можно отметить, например, закрепление в Законе за микрофинансовой организацией права осуществления контроля за целевым использованием займа (п. 4 ст. 8). Таким правом пользуются многие микрофинансовые организации за рубежом, чтобы снизить свои риски, но это в свою очередь повышает операционные расходы организации, что выражается в повышенной стоимости микрокредитов. Но о «непомерности» процентных ставок пока говорить рано. Кроме того, не стоит исключать, что при выходе на рынок с новой продукцией/услугой рентабельность малого предприятия может быть достаточно высокой, что позволит покрыть высокие ­расходы по обслуживанию кредита.

Что касается того, что инструменты микрофинансирования используются в странах с неразвитой рыночной экономикой и предназначены такие займы для бедных, то тут скептикам тоже можно возразить. Во­первых, инструменты микрофинансирования используются и в развитых странах (хотя, конечно, в меньших объемах по ­сравнению с развивающимся миром). И предназначены они или для временно безработных, желающих начать свой бизнес, или для иммигрантов, для которых традиционные банковские услуги чаще всего недоступны. А во­вторых, понятие «бедность» и критерии отнесения населения к данной категории достаточно размыты. Вряд ли можно назвать бедным владельца малого бизнеса, желающего с помощью микрокредита расшить свою деятельность. С другой стороны, ведь именно сокращение бедности стало целью распространения микрофинансовых услуг, за разработку и внедрение которых профессор Университета Бангладеш М. Юнус – автор идеи предоставления ­микрозаймов – получил в 2006 г. Нобелевскую премию мира.

Кредиты разные нужны. Кредиты всякие важны

Многие индивидуальные предприниматели обращались к помощи заемных средств. Одни таким образом начинали свое дело. Другие переводили его на новый уровень или же подключали новые направления. Чтобы узнать отношение индивидуальных предпринимателей к кредитам как таковым, а также о том, слышали ли они о Законе «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» и какие прогнозы строят относительно развития микрофинансирования, мы опросили индивидуальных предпринимателей.

Владимир Попов, ИП, разработчик программного обеспечения

Я мало слышал о микрофинансовых услугах. Однако до меня дошла информация, что брать деньги в долг подобным образом очень дорого, т.к. проценты при этом очень велики. До сих пор это было нелегально, а связываться с криминалом себе дороже. Если честно, не вижу необходимости пользоваться такими услугами. Мне проще занять у друзей. Благо, такая возможность у меня есть.

Ольга Винник, ИП, продажа бытовой техники

Не слышала о таком законе, так как целенаправленно не отслеживаю появление новых законов. Что касается кредитования, то для меня все зависит от условий организаций, выдающих кредит. Я выбираю не название организации или банка, а возможности при получении кредита. Микрозаймами я готова пользоваться, если меня устроят их условия: платить меньшие проценты в итоге; возможность брать деньги на большее время и большие суммы, без бумажной волокиты, без длительного принятия положительного или отрицательного ответа, без поручителей или с наименьшим их количеством (это больная тема многих индивидуальных предпринимателей). Многим ИП проще согласиться на большие проценты, нежели искать поручителей. С введением нового закона глобально, думаю, ничего не поменяется – просто появится еще одна возможность занять денег.

Алла Логинова, ИП, производитель мыла

Я об этом законе ничего, к сожалению, не слышала. К сожалению – потому что в будущем году я решила открыть стационарный магазин (сейчас продукция продается посредством интернет­магазина). И я бы с удовольствием прибегла к услугам микрофинансирования. Правда, об условиях я ничего не знаю: какие проценты, какие сроки, какая сумма минимальна и максимальна. Думаю, можно найти эту информацию в Интернете.

Андрей Барынкин, генеральный директор компании «Витекс» ­(производство автомобильных жидкостей)

Для открытия собственного производства тосола и антифризов мы широко использовали и кредиты, и лизинг. В лизинг мы приобрели оборудование для еще одного собственного производства – тары для тосола и антифриза. При привлечении заемных средств руководствовались эффектом экономического рычага: даже если у тебя есть собственные деньги, для реализации относительно долгосрочных целей, например, открытия или переоснащения производства, выгоднее взять чужие. Но «перебирать» тоже не стоит, надо держать ухо востро: мы, например, при инвестировании стараемся соблюдать баланс 50% на 50% (заемных и собственных средств). Довольно эффективным считаю такой инструмент финансирования, как кредит на пополнение оборотных средств. Это позволяет предоставлять покупателям отсрочку ­платежа, что для нашего бизнеса крайне важно. Возьмем, к примеру, поставку товара в Хабаровск. На это уйдет минимум три недели. А пока товар будет заказан, придет на место, разгрузится, встанет на полки, может пройти полтора месяца. За это время сезон уже закончится. Чтобы этого не произошло, мы поставляем продукцию перед началом ­сезона, предоставляя партнерам отсрочку ­платежа в три-­четыре месяца.

Когда проект требует большого финансирования, деньги хочется получить любыми способами. У нас были статистические данные по цене сырья для охлаждающей жидкости в зависимости от сезонности. И на этой сезонности можно было сыграть – заработать очень хорошие деньги при грамотном финансовом влиянии. Причем проведенный нами анализ подтверждался каждый год. Нужно было просто найти деньги и вложиться в это направление. Рентабельность там была просто сумасшедшая. Деньги мы нашли – не в банках, а у стороннего инвестора. Договор был практически подписан, но инвестор в последний момент отказался от участия в проекте. Без объяснения причин. Таких «уроков» у нас было два. По этой причине я считаю, что привлекать сторонних инвесторов очень рискованно.

Безусловно, расцениваю возможность обращаться к помощи микрокредитов очень позитивно – это поможет и открыть бизнес, и развить его, перейти на качественно иной уровень развития компании. Меня особенно радует, что данный процесс будет контролироваться непосредственно государством, а значит, в этом случае появляется возможность дополнительно снизить процентную ставку для тех секторов, которым государство хочет оказать помощь. Это можно сделать через систему субсидий или грантов микрофинансовым организациям государственного фондирования. Если в сложившихся условиях ставка в микроструктурах будет на уровне 12–16%, уверен, многие предприниматели воспользуются этой возможностью. Так как по закону предполагается комбинация коммерческих и некоммерческих методов, процентную ставку будет регулировать не только ­государство, но и сам рынок.

Владимир Герасичкин, собственник первого в России частного ­зоопарка «Лимпопо»

Именно заемные средства помогли нашему зоопарку выжить, так как единственный выход в случае открытия такого объекта – это содержание многопрофильного бизнеса. За время предпринимательской деятельности я брал кредиты всего два раза. Первый кредит взял в банке через год после открытия зоопарка на строительство и закупку аттракционов. Проценты были божеские, так как еще не разразился пресловутый кризис. Первый раз я брал кредит в 2005 году на два года – около 5 млн рублей под 16% годовых. На тот момент я был владельцем одного кафе, которое использовалось в качестве залога для получения кредита. В дальнейшем кафе было продано, а полученные от его продажи средства были вложены в развитие проектов. Продажа кафе позволила погасить кредит досрочно – вместо двух лет я ­выплатил сумму за год.

Второй кредит был взят на покупку квартиры, так как в свое время я продал квартиру, чтобы вложить деньги в бизнес. С того момента я больше не беру кредиты, так как они помогли мне построить бизнес, открыть новые направления, а развивать его я решил без помощи заемных средств. Теперь надо стараться держать его на хорошем уровне: развивать уже не столько количественно, сколько качественно. Я считаю, что нужно все просчитывать правильно и адекватно оценивать свои силы и финансовые возможности. Я бы сказал так: «Берут деньги чужие и на время, а отдают свои и навсегда». В кризисное время многие банки повели себя непорядочно, подняв в одностороннем порядке проценты, – с 16–18% годовых до 25–30%. Сейчас, зная особенности нашего бизнеса, я рассчитываю все доходы и расходы с запасом, чтобы пережить год без долгов.

Считаю, что микрофинансирование – отличная возможность развить свой бизнес, открыть новые направления, вложиться в оборудование. Думаю, что в условиях еще не закончившегося кризиса именно микрофинансирование позволит развиться среднему и малому бизнесу.

О законе слышал, но прибегать к помощи микрофинансовых структур не буду, так как принципиально решил больше не пользоваться кредитами. Сейчас растет число индивидуальных предпринимателей в ­небольших городах и селах. А так как в малых городах и на селе банковская инфраструктура развита в недостаточной мере, у многих индивидуальных предпринимателей просто нет физической возможности получить кредит в связи с отсутствием филиалов банков. Микрофинансовые организации создать на порядок проще, чем банк, так как это небанковские структуры, коммерческие структуры в форме ООО или ЗАО, фонды поддержки предпринимательства. И если у жителей населенного пункта есть серьезная потребность в заемных ресурсах, создать такую структуру реально в любом населенном ­пункте.

Валерий Градобоев, директор семейного кафе­-пекарни, председатель правления Нижегородской Гильдии пекарей и кондитеров

К заемным средствам я отношусь консервативно и в своей деятельности их практически не привлекал. Один раз, покупая импортное оборудование, нам пришлось взять его в кредит, но не в лизинг, потому что условия по лизингу для индивидуальных предпринимателей были неподъемными. Второй раз пришлось занимать деньги в банке, когда мы проводили реконструкцию предприятия. Тогда мои немецкие коллеги оценили проект реконструкции предприятия (без учета технологии и оборудования торгового зала) в 200 тысяч евро и предложили свою помощь. Но она не потребовалась. Источниками финансирования стали как кредитные ресурсы, большей частью, так и оборотные средства семейной пекарни­кафе. В итоге удалось реализовать проект за сумму, в два раза меньшую. К нашему счастью, реконструкцию большей части здания, продолжавшуюся три года, удалось завершить к осени 2008 года – перед самым началом кризиса. Оставалось только установить мебель в торговом зале.

О законе я слышал и сейчас его даже тщательно изучаю, стараясь найти интересные для себя моменты. Конечно, возможность получить микрозаймы, особенно сокращение сроков принятия решения по их выдаче, даст возможность развиваться малому и среднему бизнесу. Я пока не планирую брать кредиты, но, возможно, с решением расширить бизнес прибегу к услугам микрокредитования.

Сергей Пиногоров, ИП Пиногоров (стритфуд, собственник сетей «Золотая курочка», «Русские блины», «Хот­Хит­Дог»)

Когда я принял решение развивать тему стритфуда, в нашей стране как раз началась активная эра кредитования бизнеса, которая не закончилась до сих пор. Так как залоговых средств у меня на момент открытия точек сети не было, сначала мы с компаньоном работали с лизинговой компанией. За первый год было открыто около 20 точек – так удалось покрыть большую часть города. Ставка была сделана на привычные курицы­гриль. На втором году работы мы продавали через свою сеть в среднем по 50 тонн кур­-гриль в месяц. Вся прибыль шла на расширение бизнеса. Этот принцип я сохранил до сих пор – почти все средства идут на открытие новых точек сети.

Относительно микрокредитования могу сказать, что, безусловно, оно будет полезным для развития малого и среднего бизнеса. Считаю это направление перспективным. Это очень удобно. Во­-первых, срок принятия решения о выдаче займа сокращается до двух дней. И, во­-вторых, поручителем становится собственник бизнеса, что ­также оптимизирует процесс выдачи займа.

Сейчас развитие микрофинансирования является одной из приоритетных задач Правительства, и на ее внедрение выделяются приличные государственные ресурсы по линии Минэкономразвития. При этом государство рассчитывает принятием закона привлечь в данный сектор частные деньги. Если потенциальным инвесторам будет обеспечен понятный правовой механизм, который защитит их от всевозможных рисков, закон будет работать. В противном случае возможно появление финансовых пирамид. Будем надеяться, что выдаваемые центрами микрофинансирования кредиты будут более доступны: в пределах 12–15% годовых. Это сделать вполне реально, так как микрофинансовые организации имеют возможности привлекать деньги на более выгодных условиях. А нам, предпринимателям, выгодно, чтобы деньги в этот сектор экономики шли. Здесь все понятно: чем больше инвестиций, тем сильнее конкуренция между ­инвесторами и чем ниже риски, тем ниже ставка.

Григорий Огрцмян, ИП Огрцмян, генеральный директор строительной компании ООО «ГриАР», сети автомоек «Аква»

У меня есть опыт работы в туристическом и строительном бизнесе. Год назад я принял решение открыть сеть автомоек премиум­класса. До настоящего момента пользовался лишь собственными средствами, но в 2010 году планирую обратиться к заемным.

В открытие первой автомойки потребовалось вложить 3,5 млн руб­лей. Это были собственные средства, вырученные от строительного бизнеса. Оформление документов и установка очистных сооружений – это две самые дорогие статьи в автомоечном бизнесе. У меня есть цель – открыть крупную стеклянную автомойку. Для этого потребуется 10–15 млн рублей. Сейчас нам с партнером предлагают множество проектов, но для этого нужны заемные средства, а я пока только учусь работать с заемными средствами. Конечно, лучше строить бизнес со своими вложениями, быть уверенным в своих силах, ведь ­бизнес может и не пойти, а деньги придется возвращать.

Сначала я не видел такого проекта, в котором был бы уверен на сто процентов. Но в один момент понял, что если хочешь, чтобы бизнес развивался, без заемных средств обойтись практически невозможно. В случае открытия стеклянной автомойки потребуется взять кредит на двоих с партнером на сумму примерно 5 млн рублей.

О принятии закона я слышал, правда, не знаком с ним досконально. Появление микрофинансовых организаций, уверен, даст большие возможности для развития финансовой инфраструктуры именно в небольших региональных городах. Главная цель закона – дать толчок развитию малого и среднего бизнеса. И в конечном итоге повысить уровень жизни населения. Будем надеяться, что конечный ­результат действительно будет достигнут. Но мне все же будет привычнее ­обратиться к услугам банков, тем более что это будет мой ­первый кредит.

Владимир Ванин, ИП Ванин, собственник компании «Неолит»

Когда для открытия производства декоративного камня 12 лет назад нужно было набрать недостающие 20 тысяч долларов, я не стал обращаться в банки. Я понимал, что на новые компании банки всегда смотрят скептически. И тем более в момент кризиса, когда риски многократно увеличиваются. Но буквально через пару лет, когда компания прочно заняла на рынке свою нишу, банки стали сами за мной ходить с предложением взять кредит. Пару раз выручали, когда была потребность. Один раз – для развития производства. Другой раз решил сделать себе подарок и купить Мерседес. У меня на тот момент были выстроены хорошие отношения с банком, но мне так и не удалось найти общий язык со специалистами из кредитного отдела. Кредит нам не дали. Когда у меня запросили баланс, я его быстро предоставил. В тот период развития бизнеса я закупал очередное оборудование и сделал крупные вложения. Около месяца они не давали мне ответа. В итоге я пришел и спросил напрямую, в чем заключается проблема. На что бухгалтер ответила, что у компании по балансу убыток. Причем банк не учел факт приобретения на крупную сумму инструментариев для развития предприятия. Все мои попытки доказать обратное – что у меня динамично развивающаяся компания, занимающаяся производством и продажей продукции, – ни к чему не привели. Финансовый результат – это одно, а реальная картина вложения денег – другое.

Пришлось обратиться в другой банк, который подошел к нашей ситуации не так формально. Именно благодаря взятому кредиту нам удалось перевести завод в собственность, уйдя от аренды. Но бизнес – вещь непредсказуемая. Кредит был взят на 3 года. В разгар кризиса, в конце 2008 года, в одностороннем порядке банк поднял ставки. Считаю, что в сложившейся ситуации с массовым подъемом ставок виноват кризис «в мозгах банкиров». Если договор заключен, тем более с производственным предприятием, менять условия неэтично.

Я уверен, что бизнес очень многих индивидуальных предпринимателей не выжил в кризис именно потому, что нес на себе тяжкий груз кредита. А кредиторы не пошли им навстречу относительно ­перекредитования, повысив ставки.

Материал подготовлен Мариной Сипатовой, Сергеем Сипатовым

Сноски

Свернуть Показать
  1. Пункт 1 ст. 2 Федерального закона от 02.07.2010 г. № 151­ФЗ «О микрофинансовой ­деятельности и микрофинансовых организациях». – Прим. ред. Вернуться назад

  2. Федеральный закон от 18.07.2009 г. № 190­ФЗ «О кредитной кооперации». – Прим. ред. Вернуться назад

на
Электронная подписка за 8400 руб. Печатная версия за YYY руб.

  7 голосов

Нет комментариев
Свернуть форму комментария Комментировать

  • Добавить
Закрыть
Закрыть

  • Отправить
Закрыть

Подписка


на журналы


Все поля обязательны.
Закрыть

Задать вопрос для интервью
  • Отправить
9 Мая – Всероссийский праздник День победы.