• Журнал «Юридический справочник руководителя» апрель 2017
  • Рубрика Корпоративные вопросы

«Дочки-матери» в бизнесе. Правила игры

  • 0 комментариев
  • 214 просмотров
Полистать демо-версию печатного журнала
Дочерние компании создаются, как правило, для улучшения корпоративного контроля за бизнес-процессами. «Дочки» могут быть полезны, например, для диверсификации деятельности, вывода непрофильных активов, создания совместных производств и т.п. Но при создании дочерних структур возникает ряд рисков. Среди них привлечение основной компании к солидарной ответственности по сделкам, к субсидиарной ответственности в случае банкротства и даже взыскание налоговой недоимки, образовавшейся у «дочки». Разберемся, в каких случаях можно говорить о наличии дочерних связей и чем такая связь грозит для обеих фирм.


Стремление к контролю – одно из основных стремлений, свойственных человеку. Оно находит свое отражение и в бизнесе. Законодатель предлагает ряд инструментов, позволяющих построить систему контроля за несколькими юридическими лицами. Наиболее простой из них – создание дочерних обществ. В статье мы рассмотрим вопросы, связанные с созданием таких компаний.

В соответствии со ст. 67.3 ГК РФ общество признается дочерним, если другое (основное) общество или товарищество имеет возможность определять принимаемые им решения. Аналогичные положения содержатся в п. 3 ст. 6 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – Закон об АО) и п. 2 ст. 6 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон об ООО).

Как видно, главный признак при определении отношений основной и дочерней компании – возможность определять решения, принимаемые «дочкой». Закон называет два основания определения решений:

  • основное общество имеет преобладающее участие в уставном капитале «дочки»,
  • между основным обществом и «дочкой» заключен договор.

Впрочем, список остается открытым.

К сведению
СвернутьПоказать

Суды неоднократно отмечали, что отношения дочернего и основного общества могут быть, что называется, дискретными. То есть иметь место только в отношении отдельной сделки (см., например, п. 31 постановления Пленума ВС РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Участие в уставном капитале

Первое основание – это преобладающее участие основной компании в уставном капитале «дочки». При этом законодатель не указывает, какого размера должна быть доля участия, чтобы позволять определять решения. На практике обычно называется доля в размере 50% + 1 голос.

Налоговые органы, определяя взаимозависимость, то есть возможность влиять на принятие решений, считают достаточным 20% участие (подп. 1 п. 1 ст. 20 НК РФ).

В реальности же ситуации могут значительно различаться. Например, в акционерных обществах с распыленным капиталом для принятия нужного решения может быть достаточно и 10% (и даже меньше) голосующих акций.

Заключенный договор

Вторым основанием является заключение договора между компаниями. Многие считают, что в данном случае речь идет о передаче функций единоличного исполнительного органа управляющей организации. Однако, по мнению ВАС РФ, такой подход противоречит законодательству. В определении от 24.09.2008 № 12254/08 по делу № А47-7988/2006-33гк суд пришел к выводу, что наличие договора о передаче полномочий единоличного исполнительного органа не означает автоматически наличия права давать указания управляемому обществу на заключение сделок. Аналогичного мнения придерживаются и московские суды (см., например, постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 09.07.2015 № 10АП-5532/2015 по делу № А41-12726/15, ФАС Московского округа от 01.10.2012 по делу № А40-97780/11-85-884).

Действительно, полномочия управляющей организации ограничены внутренними документами общества и его вышестоящими органами. Следовательно, управляющая компания имеет возможность заключать лишь сделки в рамках обычной хозяйственной деятельности управляемой организации. Поэтому и правовая природа ответственности управляющей компании перед управляемой организацией и ее акционерами (участниками) имеет особый характер.

Тогда о каких же договорах может идти речь? Возможно несколько вариантов. Например, корпоративный договор (ст. 67.2 ГК РФ) может включать условие о порядке голосования на общем собрании. Проголосовав определенным образом, акционеры (участники), по сути, дают обязательные указания на совершение сделок.

К числу таких договоров можно отнести, например, соглашение о сотрудничестве, по условиям которого одна компания должна оказывать содействие другой и с этой целью вправе давать ей указания, обязательные к исполнению (постановление Президиума ВАС РФ от 26.07.2011 № 2763/11).

Еще один вариант – договор, регулирующий взаимоотношения в производственной, социальной и других сферах деятельности, затрагивающие общие интересы сторон (постановление ФАС Уральского округа от 06.10.2009 № Ф09-7577/09-С4 по делу № А71-12128/2008-Г13). Впрочем, на практике такие соглашения встречаются крайне редко.

В качестве договора, в рамках которого одно юридическое лицо способно определять решения другого, теоретически может выступать даже обычный агентский договор, который ограничивает агента в возможностях ценообразования и определяет требования, например, к послепродажному обслуживанию.

Другие основания

Существуют и другие основания, по которым общества могут признаваться основным и дочерним. Причем список полностью открыт. Суд может подойти к этому вопросу достаточно творчески. Среди прочих оснований признания общества дочерним чаще всего называют взаимосвязь через участие в органах управления. Подтверждение этому можно найти в п. 1 Обзора практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений части первой Налогового кодекса Российской Федерации (приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 17.03.2003 № 71). Суд пришел к выводу, что компания и ее контрагент являются взаимозависимыми лицами потому, что у них одни и те же учредители, которые заинтересованы во взаимодействии своих организаций.

Стоит отметить, что суд при рассмотрении конкретного спора может и «совмещать» различные признаки наличия отношений между основной и дочерней компанией. Например, суммируя доли в уставном капитале дочерней компании, принадлежащие основной организации и ее генеральному директору. В качестве примера можно привести постановление ФАС Уральского округа от 24.03.2005 № Ф09-2962/04-ГК по делу № А50-5129/2004-Г-13. Суд посчитал доказанной связь основной и дочерней компании, поскольку основному обществу и лично его руководителю принадлежат 48% долей в уставном капитале «дочки». Кроме того, в соответствии с трудовым договором директор «дочки» обязан управлять обществом согласно планам, утвержденным основной компанией.

С учетом перечисленных особенностей можно прийти к нескольким крайне интересным выводам. Во-первых, два общества могут быть по отношению друг к другу одновременно и основным и дочерним по разным сделкам.

Во-вторых, одна и та же организация может быть дочерней по отношению сразу к нескольким основным компаниям.

В-третьих, «родственная» связь определяется на момент заключения сделки, а не на момент возникновения спора. То есть если ООО «Дочка» по распоряжению ООО «Мама», владеющего 100% долей в ее уставном капитале, взяла заем, а затем ООО «Мама» продала все свои доли ООО «Папа», в отношении этой конкретной сделки она не перестала быть основной компанией (см. например, постановление Арбитражного суда Московского округа от 14.09.2015 № Ф05-12338/2015).

Зачем искать связь?

Это, пожалуй, главный вопрос, возникающий у компаний-«родственников». Так кому, для чего и когда надо устанавливать наличие «родственных» отношений между компаниями? Ответ можно найти в п. 2 ст. 67.3 ГК РФ. Основное общество солидарно с дочерним отвечает по сделкам, заключенным последним во исполнение указаний или с согласия первого. В случае банкротства «дочки» по вине основного общества последнее несет субсидиарную ответственность по его долгам. Не стоит забывать и о налоговых отношениях, в рамках которых возможно взыскание налогов (взносов) со взаимозависимых компаний (ст. 20, п. 2 ст. 45, ст. 105.1 НК РФ).

Смотрите статью Валентины Цветаевой «Когда компании придется ответить по чужим налоговым долгам»

Таким образом, наличие взаимосвязи важно:

  • в гражданско-правовых отношениях, когда основное общество может стать солидарным должником;
  • в делах о банкротстве, когда основное общество несет субсидиарную ответственность;
  • в налоговых отношениях, когда со взаимозависимого лица можно взыскать налоговую задолженность.

Надо сказать, что положения о взаимозависимости в НК РФ и нормы об ответственности в делах о банкротстве на практике применяются довольно часто. В поисках баланса интересов сторон и реагируя на потребности практики, законодатель постоянно вносил правки в НК РФ и законодательство о банкротстве. К сожалению, сказать то же самое про субсидиарную ответственность в гражданско-правовых отношениях нельзя.

Если проанализировать практику арбитражных судов, можно увидеть, что нормы, регулирующие налоговую и «банкротную» взаимозависимость, востребованы куда больше, чем положения о солидарной ответственности основного общества по сделкам «дочки». Вместе с тем, с вероятностью в 99,9%, компании, отношения которых можно назвать «родственными» по ГК РФ, при налоговой проверке получат аналогичный статус.

Для чего нужны «дочки»?

Как видно, возникновение «родственной» связи не всегда является результатом сознательных действий. Иногда она может возникнуть и как «побочное явление» при заключении обычных хозяйственных договоров.

Впрочем, в большинстве случаев дочерние общества создаются целенаправленно. Делается это тогда, когда основной аргумент – необходимость полноценного контроля – перевешивает риски и солидарной ответственности по сделкам, и субсидиарной ответственности в случае банкротства, и взыскания налоговой недоимки, образовавшейся у «дочки».

Когда такой подход может быть целесообразным? На практике «дочки» могут быть полезны:

  • для диверсификации различных направлений деятельности в вертикально интегрированных производственных цепочках;
  • вывода с баланса организации непрофильных активов;
  • оптимизации процедур продажи, например, коммерческой недвижимости или отдельных направлений деятельности бизнеса. В этом случае продаваемый актив передается в дочернюю компанию, доли или акции которой и впоследствии продаются;
  • консолидации активов нескольких предприятий при создании совместных производств;
  • цивилизованного «расставания» собственников бизнеса, которые «не сошлись характерами».

Как создаются «дочки»?

Цели создания дочерних компаний могут быть самыми разными. В зависимости от этого будут различаться и процедуры. Рассмотрим наиболее часто встречающиеся случаи.

1. Дочерняя компания может быть создана «с нуля» одним или несколькими основными обществами. Порядок действий в этом случае такой же, как и при обычном создании нового общества. Активы, необходимые для работы, можно сразу передать в уставный капитал либо внести позднее как вклад в имущество (ст. 32.2 Закона об АО и ст. 27 Закона об ООО). Второй путь обычно используют, если участники (акционеры) по каким-либо причинам не хотят иметь большой уставный капитал у «дочки» или экономят на обязательных услугах оценщика (п. 3 ст. 34 Закона об АО и п. 2 ст. 15 Закона об ООО).

2. Дочерняя фирма может быть создана путем реорганизации другой дочерней компании. Статья 57 ГК РФ предусматривает для этого несколько возможностей. Например, первоначальная дочерняя компания может быть разделена на несколько или одна дочерняя компания может быть выделена из другой. При этом имущество, права и обязанности распределяются в соответствии с передаточным актом.

3. Дочерняя компания может быть просто куплена у других собственников целиком. Еще один вариант – приобретение дополнительного пакета участия в уставном капитале для того, чтобы было достигнуто пороговое значение и компания перешла под контроль основного общества. В этом случае процедуры не будут отличаться от стандартной покупки долей (акций).

4. Компании могут заключить договор, позволяющий определять порядок принятия решений. Это, пожалуй, наиболее интересная возможность. Но вместе с тем данный способ наименее полноценно урегулирован законодательством. По сути речь идет о некоей эфемерной возможности, основания и последствия которой не до конца понятны. К тому же могут возникнуть проблемы с доказыванием в суде. Чаще всего на основании ст. 67.3 (ранее – ст. 105) ГК РФ подаются иски о привлечении основной компании к ответственности по сделкам дочерней. Подаются они, естественно, третьим лицом, которое должно доказать связь между основным и дочерним обществом. Однако у такого лица нет доступа к документам этих компаний. А раз так, то и доказать договорную связь между ними почти невозможно. Суды в этой ситуации обычно указывают, что доказательств заключения между компаниями какого-либо договора нет, и в уставах компаний подобные положения тоже отсутствуют (постановления ФАС Московского округа от 28.09.2009 № КГ-А40/9545-09 по делу № А40-21188/09-18-59, ФАС Уральского округа от 08.08.2006 № Ф09-6643/06-С5 по делу № А07-38420/05).

Коротко о главном

На практике очень большая доля предпринимателей строит свою деятельность с использованием нескольких операторов бизнес-процессов (коммерческих и некоммерческих юридических лиц). Создаются псевдохолдинговые образования с размытыми центрами контроля, преследующие цели как налоговой оптимизации, так и защиты от недружественных поглощений.

При этом предприниматели зачастую стараются совместить несовместимое: объединить в одной схеме высокий уровень контроля с одной стороны, непрозрачность схемы для контролирующих органов и конкурентов – с другой, да еще и исключить ответственность, которая таким контролем порождается.

Но большинство уловок, к которым прибегает малый и средний бизнес, пытаясь скрыть наличие взаимосвязи между компаниями, давно известны контролирующим органам. Поэтому такой «секрет» не может дать ожидаемого эффекта. В результате «неуловимый Джо» достаточно легко оказывается если не на скамье подсудимых, то в тисках налоговых санкций, как только к нему просыпается интерес у компетентных структур.

Вывод из этого можно сделать такой: инструменты построения бизнес-процессов лучше все-таки применять по прямому назначению. Создание дочерних компаний позволяет выстроить систему контроля над бизнесом. Именно для этого их и нужно использовать.

Полистать демо-версию печатного журнала
на
Электронная подписка за 8400 руб. Печатная версия за YYY руб.

  нет голосов

Нет комментариев
Свернуть форму комментария Комментировать

  • Добавить
Закрыть
Закрыть

  • Отправить
Закрыть

Подписка


на журналы


Все поля обязательны.
Закрыть

Задать вопрос для интервью
  • Отправить
9 Мая – Всероссийский праздник День победы.