• Журнал «Налоговый учет для бухгалтера» июнь 2012
  • Рубрика Актуальное интервью

Станислав Джаарбеков: «В девяти из десяти организациях можно провести законную налоговую оптимизацию»

  • Рейтинг 5
  • 0 комментариев
  • 4880 просмотров
Управляющий партнер ЗАО «Черник, Джаарбеков и партнеры», аттестованный аудитор Станислав Джаарбеков рассказал нашему журналу, какие вопросы больше всего волнуют налогоплательщиков. В частности, кого затрагивают новые правила трансфертного ценообразования, чего стоит бояться, используя налоговую оптимизацию, почему применение офшоров выгодно далеко не всем организациям и сколько можно сэкономить на льготах, амортизационной политике, налоговых резервах и пр.


В каких случаях возможна налоговая оптимизация? Чего стоит опасаться при применении офшоров? К кому применимо трансфертное ценообразование? Почему снижение тарифов страховых взносов фактически означает повышение? О наиболее волнующих налогоплательщиков вопросах мы поговорили с управляющим партнером ЗАО «Черник, Джаарбеков и партнеры».

Джаарбеков Станислав Маратович Джаарбеков Станислав Маратович

Управляющий партнер ЗАО «Черник, Джаарбеков и партнеры»

Аттестованный аудитор, консультант по налогам и сборам, член Палаты налоговых консультантов, член Московской аудиторской палаты. Автор более 100 статей и 10 книг по налогообложению, одна из которых включена в электронную библиотеку Российской государственной библиотеки им. В.И. Ленина.


– Станислав Маратович, Ваша компания ежегодно составляет рейтинг налоговых вопросов, волнующих плательщиков больше всего. Какие тенденции можете отметить по итогам прошлого года?

– Как показывает практика, больше всего налогоплательщиков интересуют темы, связанные с изменениями законодательства, важными судебными прецедентами, процедурой налоговых проверок, а также спорными вопросами налогообложения. В прошлом году, например, было много вопросов по так называемым расходам будущих периодов. Связано это с изменениями в Положении по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности (приказом Минфина РФ от 24.12.2010 № 186н «О внесении изменений в нормативные правовые акты по бухгалтерскому учету и признании утратившим силу приказа Министерства финансов Российской Федерации от 15 января 1997 г. № 3» были внесены существенные изменения в Положение по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденное приказом Минфина РФ от 29.07.1998 № 34н, вступившие в силу с бухгалтерской отчетности 2011 г. – Примеч. ред.). В частности, перечень расходов, считавшихся ранее расходами будущих периодов, резко сократился. А вопросов возникло множество. Например, что делать в переходный период (с остатками на 1 января на счете 97 «Расходы будущих периодов»), как квалифицировать такие расходы в новых условиях (как расходы, как резервы, как оценочные обязательства) и прочие. Причем разъяснений от официальных органов не было.

– Неожиданные вопросы были?

– Конечно! Например, по поводу амортизации нематериальных активов. Организация заказала изготовление рекламного ролика и получила исключительные права на него. Вправе ли она установить срок полезного использования ролика в два года? Напомню, относительно недавно для большинства нематериальных активов с неопределенным сроком полезного использования появилась возможность амортизировать их в срок в два года, вместо общего правила в 10 лет (п. 2 ст. 258 НК РФ, подп. 1–3, 5, 6 п. 3 ст. 257 НК РФ. – Примеч. ред.). Но это правило не относится к наиболее распространенным нематериальным активам, связанным с получением авторских прав на видео­ролики, литературные произведения, изображения и прочие. Соответственно, для исключительных прав на рекламные ролики применяется общее правило. У меня такое ощущение, что это недосмотр законодателя. Иначе я не могу объяснить, почему права на программу для ЭВМ можно самортизировать в два года, а права на рекламный видеоролик – нет.

– Какой процент занимают вопросы налоговой оптимизации?

– На самом деле вопросов по оптимизации не так много. По опыту это скорее не вопрос, а тема для большого проекта, поэтому мы их в рейтинг не включаем.

– Тем не менее способы оптимизации волнуют практически любого налогоплательщика. Большинство представителей налоговых и судебных органов считают, что оптимизация по сути не может быть законной. Что это всегда «обход» закона. Вы с этим согласны?

– Не совсем. Прежде всего отмечу, что в России законную оптимизацию можно провести по налогу на прибыль организаций. Могу с уверенностью сказать, что в девяти из десяти организациях мы сможем найти пути экономии или отсрочки уплаты этого налога. Пути здесь всем известны, но не всеми реализуемы. Это амортизационная политика, налоговые резервы, прямые и косвенные расходы, избежание налоговых ловушек, правильное выстраивание взаимоотношений в группе и многие другие.

– Что насчет других налогов?

– Налог на имущество может оптимизироваться за счет применения льгот. Что касается НДС и взносов в фонды обязательного страхования, то эти платежи либо не оптимизируются вообще, либо оптимизируются в незначительном объеме. По НДС и взносам в фонды обязательного страхования есть льготы, которые можно применить, но иные механизмы здесь не работают.

– Много говорят про офшорные юрисдикции как средство оптимизации. Что Вы можете посоветовать тем, кто только подумывает об использовании офшоров?

– Офшорные юрисдикции могут использовать компании с реальным иностранным бизнесом. Однако здесь надо помнить об опасностях, которые могут возникнуть. Главные из них – это правила о трансфертном ценообразовании (контролируемые сделки) и правила тонкой капитализации (п. 2 ст. 269 НК РФ. –Примеч. ред.).

– Кстати, о трансфертном ценообразовании. Первое место в Вашем рейтинге занимает именно вопрос о трансфертном ценообразовании. Что в общем-то не удивительно, памятуя о масштабных изменениях. Давайте определимся, кто подпадает под изменения?

– В целом, конечно же, круг подпадающих под контролируемые сделки резко сокращен. Сейчас под контролируемые сделки подпадают, во-первых, любые сделки с взаимозависимыми иностранными лицами (юридическими или физическими). Такие сделки — контролируемые вне зависимости от суммы. Во-вторых, сделки в области внешней торговли товарами мировой биржевой торговли (если сумма доходов по таким сделкам, совершенным с одним лицом за соответствующий календарный год, превышает шестьдесят миллионов рублей). В-третьих, сделки с лицами из офшорных государств (если сумма доходов по таким сделкам, совершенным с одним лицом за соответствующий календарный год, превышает шестьдесят миллионов рублей).

– А что по поводу сделок между российскими взаимозависимыми лицами?

– Они подлежат контролю только при превышении установленного стоимостного порога. В общем случае этот порог достаточно высок. В 2012 году он составляет три миллиарда рублей, в 2013 году – два миллиарда, а после 2013 года – один миллиард рублей. Более низкие пороги установлены для особых случаев. Например, в отношении сделок с добытым полезным ископаемым, если одна из сторон сделки является налогоплательщиком налога на добычу полезных ископаемых, исчисляемого по налоговой ставке, установленной в процентах или сделки с резидентом особой экономической зоны, налоговый режим в которой предусматривает специальные льготы по налогу на прибыль организаций и прочие.

– Исходя из типичных вопросов, на Ваш взгляд, налогоплательщики стали более осторожными? Какова их позиция по отношению к проверяющим?

– Налогоплательщики в целом стали более грамотными и осторожными. Думаю, свое дело сделали общедоступные критерии налоговых проверок ФНС РФ, по которым каждый налогоплательщик может определить, попадает он в рисковую зону для проверок или нет (Приложение № 2 к приказу ФНС России от 14.10.2008 № ММ-3-2/467@. – Примеч. ред.).

– В заключение хотелось бы узнать о Вашем отношении к последнему снижению тарифов страховых взносов.

– На мой взгляд, при объявленном Президентом страны снижении тарифов страховых взносов на самом деле произошло повышение, причем весьма значительное. Так, компании, которые платят высокие «белые» заработные платы, столкнутся в этом году с увеличением себестоимости. Напомню, в прошлом году совокупный платеж в три социальных фонда составлял тридцать четыре процента, из которых двадцать шесть процентов работодатели платили в Пенсионный фонда Российской Федерации. После превышения порога облагаемого взносом годового заработка в четыреста шестьдесят три тысячи рублей, ставка страховых взносов в фонды обязательного государственного страхования составляла ноль процентов. Сейчас же ставка взносов уменьшилась до тридцати процентов (из которых двадцать два идут в Пенсионный фонд России), а порог увеличился до пятьсот двенадцати тысяч рублей. Но самое главное, по доходам сверх этого порога применяется ставка в размере десяти процентов (а не нуля процентов, как было раньше). Приведу пример. Представим сравнение суммы взносов в 2011 и 2012 годах для работника с заработной платой в пятьдесят тысяч рублей и в сто тысяч рублей в месяц. В 2012 году у работника с зарплатой в пятьдесят тысяч (за год – шестьсот тысяч рублей) сумма взносов составит 162,4 тысячи рублей в год. У работника с зарплатой в два раза больше (за год – один миллион двести тысяч рублей) сумма взносов – 222,4 тысячи рублей. В 2011 году ситуация была другой. У обоих работников сумма взносов составляла 157,42 тысячи рублей в год. Как видите, цифры говорят сами за себя.

Беседовала Наталья Свистунова
на
Электронная подписка за 8400 руб. Печатная версия за YYY руб.

  1 голос

Нет комментариев
Свернуть форму комментария Комментировать

  • Добавить
Закрыть
Закрыть

  • Отправить
Закрыть

Подписка


на журналы


Все поля обязательны.
Закрыть

Задать вопрос для интервью
  • Отправить
9 Мая – Всероссийский праздник День победы.