• Журнал «Юридический справочник руководителя» январь 2016

С какой организации лизингополучатель имеет право взыскать разницу в суммах встречных обязательств после расторжения договора лизинга, если в процессе его исполнения произошла смена лизингодателя?

  • 0 комментариев
  • 757 просмотров
Полистать демо-версию печатного журнала
Автор ответа:
Между организацией «А» (лизингодатель) и организацией «Б» (лизингополучатель) заключен договор выкупного лизинга недвижимого имущества сроком на 5 лет.
Договор исполнялся сторонами 3 года, после чего организация «А» уступила организации «В» свои права и обязанности по договору лизинга.
Организация «В» становится новым лизингодателем для организации «Б». Спустя полгода организация «Б» допускает ряд просрочек платежей по договору лизинга, организация «В» расторгает договор и обращает взыскание на предмет лизинга и оставляет его за собой.
С какой организации («А» или «В») лизингополучатель имеет право взыскать указанную выше разницу за период с момента заключения договора лизинга до момента смены лизингодателя?


Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу: требование лизингополучателя о взыскании разницы в суммах встречных обязательств, сформировавшейся за период с момента заключения договора лизинга до момента смены лизингодателя, должно быть предъявлено к новому лизингодателю («В»).

Обоснование вывода

Под договором финансовой аренды (лизинга) понимается договор, по которому одна сторона (арендодатель) обязуется приобрести в собственность указанное другой стороной (арендатором) имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование (п. 1 ст. 665 ГК РФ, ст. 2 Федерального закона от 29.10.1998 № 164-ФЗ «О финансовой аренде ­(лизинге)», далее – Закон о лизинге).

В силу п. 2 ст. 310, ст. 450.1 ГК РФ, п. 2 ст. 13 Закона о лизинге лизингодатель вправе потребовать досрочного расторжения договора лизинга и возврата в разумный срок лизингополучателем имущества в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, Законом о лизинге и договором лизинга. Правовые последствия расторжения договора лизинга необходимо определять с учетом принципа встречных предоставлений по договору (применяемого, если стороны своим соглашением не установят иного): то, что одна из сторон получила от другой стороны во исполнение договора, должно быть эквивалентно тому, что она этой стороне предоставила (п. 4 ст. 453 ГК РФ, п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 № 35). Если речь идет о договоре лизинга, предусматривающего выкуп лизингового имущества, стороны определяют сальдо встречных обязательств по договору, то есть соотносят суммы, причитающиеся лизингодателю (стоимость приобретения предмета лизинга, расходы по доставке, ремонту и передаче этого имущества лизингополучателю, размер подлежащих уплате лизинговых платежей за вычетом упомянутых стоимости и расходов, убытки лизингодателя, причиненные расторжением договора, санкции за его расторжение), с лизинговыми платежами (за исключением авансового), внесенными лизингополучателем, а также стоимостью возвращенного лизингодателю предмета лизинга. Разница, образовавшаяся в пользу одной из сторон, взыскивается с другой стороны (п. 3–4 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 17). Такая разница представляет собой неосновательное (то есть не предусмотренное договором) обогащение одной из сторон договора лизинга (п. 1 ст. 1102 ГК РФ, п. 3 ст. 1103 ГК РФ, см. также, например, постановления ФАС Московского округа от 16.06.2014 № Ф05-5533/14, Восьмого арбитражного апелляционного суда от 06.10.2015 № 08АП-8854/15, Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.06.2015 № 09АП-59366/14, Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.09.2014 № 11АП-6950/14, Тринадцатого арбитражного ­апелляционного суда от 09.09.2014 № 13АП-8585/14).

В соответствии с п. 1 ст. 18 Закона о лизинге лизингодатель может уступить третьему лицу полностью или частично свои права по договору лизинга. Поскольку к новому лизингодателю переходят не только права, но и обязанности по договору лизинга, к сделке по передаче соответственно применяются правила об уступке требования и о переводе долга (ст. 392.3 ГК РФ, п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120). При этом соответствующий договор продолжает действовать в неисполненной части, меняется лишь одна из сторон такого договора. В соответствии со ст. 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом либо договором, право первоначального кредитора переходит к новому лизингодателю в том объеме и на тех основаниях, которые существовали к моменту перехода права. Исходя из положений статьи 391 ГК РФ, перевод долга означает перемену должника в обязательстве. Поскольку на момент расторжения договора лизинга стороной договора выступает новый лизингодатель (В), то именно к нему лизингополучатель вправе предъявить требование о возврате неосновательного обогащения в виде соответствующей разницы во встречных обязательствах, в том числе образовавшейся за период с момента заключения ­договора лизинга до момента смены лизингодателя.

Обнаружить судебную практику, точно подходящую к рассматриваемой ситуации (лизинг), нам, к сожалению, не удалось. Однако изложенные выводы, пусть и косвенно, можно подтвердить рядом судебных решений. Так, суды, рассматривая дела, связанные с заменой лиц в обязательстве, признают обязанной стороной по договору именно нового должника, даже в тех случаях, когда, например, предоплата по договору перечислялась первоначальному должнику (постановления Арбитражного суда Дальневосточного округа от 05.10.2015 № Ф03-4113/15, Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.10.2015 № ­14АП-6293/15).

Полистать демо-версию печатного журнала
на
Электронная подписка за 8400 руб. Печатная версия за YYY руб.

  нет голосов

Нет комментариев
Свернуть форму комментария Комментировать

  • Добавить
Закрыть
Закрыть

  • Отправить
Закрыть

Подписка


на журналы


Все поля обязательны.
Закрыть

Задать вопрос для интервью
  • Отправить
9 Мая – Всероссийский праздник День победы.