Дмитрий Почуев: «Главный бонус банкротства граждан – реабилитация»

Через месяц в нашей стране появится процедура банкротства физических лиц. Поговорим с юристом правого бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Дмитрием Почуевым о том, чем эта процедура отличается от банкротства юридических лиц, кому она может быть выгодна и на что повлияет.

С 1 июля 2015 г. в России вводится процедура банкротства физических лиц. Чем банкротство граждан отличается от банкротства юридических лиц? Какие негативные последствия будет иметь банкрот? Кто может заявить о банкротстве человека и в каких случаях? Почему банкротство более предпочтительно, чем исполнительное производство? Об этом журнал «Налоговый учет для бухгалтера» поговорил с юристом правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Дмитрием ­Почуевым.

– Дмитрий, расскажите в общих словах, что это за процедура – банкротство физических лиц? Чем отличается от банкротства юридических лиц?

– Вначале напомню, что банкротство – это неспособность должника полностью рассчитаться с кредиторами по денежным обязательствам или погасить обязательные платежи (например, налоги), которую признал суд. Это может случиться как с физическим, так и с юридическим лицом, но есть несколько нюансов.

Во-первых, юридические лица и индивидуальные предприниматели банкротятся уже давно. А вот обычные граждане смогут заявить о банкротстве не раньше 1 июля этого года – когда вступят в силу поправки1 в Закон о несостоятельности (банкротстве)2.

Во-вторых, суд примет заявление о банкротстве от гражданина, если его долг не меньше 500 тысяч рублей и просрочен больше, чем на три месяца. Юридическому же лицу достаточно долга в 300 тысяч рублей, чтобы обанкротиться.

– Чем объясняется такая разница в сумме долга для гражданина и организации?

– В первом варианте закона граждане могли банкротиться с долгом от 50 тысяч рублей. За несколько лет, пока проект обсуждался, цифра выросла в 10 раз. Думаю, что пороговую сумму входа в банкротство увеличили, чтобы ограничить поток банкротов на первых порах, иначе суды просто не справятся: сейчас просроченные платежи есть у каждого ­пятого клиента банков.

– Для граждан будут работать те же процедуры банкротства, что и для юридических лиц или они отличаются?

– Процедуры разные. У организаций – это наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление, конкурсное производство и мировое соглашение. Четыре из них – реабилитационные, а конкурсное производство – ликвидационная, то есть должник будет исключен из Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ). Для проведения ­процедуры банкротства организации суд назначает арбитражного управляющего.

В банкротстве физических лиц все несколько иначе: реструктуризация долгов, реализация имущества и мировое соглашение – все процедуры реабилитационные. Вести процедуру будет финансовый управляющий.

– В чем отличие финансового управляющего от арбитражного?

– По Закону о несостоятельности (банкротстве) финансовый управляющий – это такой же арбитражный управляющий. Все они – члены саморегулируемых организаций арбитражных управляющих. И назначает их суд. Разница лишь в том, какие процедуры банкротства они ведут – в отношении граждан или организаций.

– Дмитрий, кто может заявить о банкротстве гражданина?

– Так же, как в банкротстве юридических лиц, это может сделать сам должник или его кредитор, например, банк. Представим, что гражданин должен десяти банкам по 50 тысяч рублей, и возможности вернуть кредиты у него нет. В этом случае новые правила Закона о несостоятельности, которые вступят в силу с 1 июля этого года, обязывают его обратиться в суд с ­заявлением о банкротстве, так как совокупный долг – 500 тысяч рублей3.

В свою очередь, ни один из его кредиторов-банков в этой ситуации подать заявление о банкротстве своего клиента не может: каждому из них придется ждать, когда долг по конкретному кредиту перевалит за ­полмиллиона рублей.

– Куда подавать заявление о банкротстве? Как искать финансового управляющего?

– Заявление нужно подавать в суд общей юрисдикции по месту нахождения должника. Верховный Суд Российской Федерации думает о возвращении к изначальной идее рассматривать дела о банкротстве в арбитражных судах, но в законе это пока не закреплено. Если же должник – индивидуальный предприниматель или его долги связаны с предпринимательской ­деятельностью, заявление нужно подавать в ­арбитражный суд.

Должник в заявлении описывает ситуацию: какие обязательства у него есть, на какую сумму (не меньше 500 тысяч рублей) и какая просрочка (она должна быть не меньше трех месяцев). Заявитель может выбрать только саморегулируемую организацию (СРО) арбитражных управляющих, а там ему уже подберут финансового управляющего, которого утвердит суд.

– Зачем, на ваш взгляд, ввели такую процедуру? Как-то же ­раньше без нее обходились.

– О банкротстве наших граждан говорили очень давно. В 2006 году Минэкономразвития России разработало законопроект «О банкротстве физических лиц». Через пару лет его вернули на доработку. В 2009 году это же ведомство предложило законопроект «О реабилитационных процедурах в отношении гражданина-должника». Этот вариант тоже «не выжил», но мировой финансовый кризис лишил очень многих граждан ­возможности рассчитаться по долгам, чем подстегнул законодателей.

Дело сдвинулось в 2012-м, когда в Госдуме России был зарегистрирован проект изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)», который касался банкротства граждан. В конце декабря прошлого года закон подписал Президент, а 31 декабря опубликовала «Российская газета» – такой вот новогодний подарок.

– Каковы ее преимущества? Что выиграет гражданин, который прошел через процедуру и был признан банкротом?

– Главный его «бонус» – реабилитация. То есть после реструктуризации долга или продажи имущества и расчетов с кредиторами гражданин, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов. В том числе от тех, что были заявлены до реструктуризации долгов или реализации имущества.

Но есть условия, при которых должник от обязательств освободиться не сможет: если он привлечен к уголовной или административной ответственности за неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное или фиктивное банкротство. Также если гражданин не передал необходимых сведений своему управляющему или информация была заведомо неверной. И во многих других случаях. В общем, мошенникам и злостным уклонистам освобождение от долгов не светит. Доказывать суду, что должник ­мошенничал, придется или финансовому ­управляющему, или кредиторам.

– Что даст банкротство граждан кредиторам, тем же банкам, если есть исполнительное производство?

– Приставы работают крайне неактивно. Кредитору, в руках у которого есть исполнительный лист, приходится писать жалобы, чтобы ускорить взыскание долга. У исполнительного листа есть срок на предъявление – три года, этот срок может прерываться и возобновляться, растягивая процесс на годы, а то и на десятилетия. В этом смысле банкротство – более быстрая процедура. Имущество продано, долги пропорционально погашены, остаток долга списан – гражданин ­освободился от долгов, банк «расчистил» баланс.

– А если продавать нечего?

– Закон не позволяет продавать единственное жилье должника (если оно не заложено по ипотечному кредиту), предметы обихода, одежду, обувь. Полный список содержится в статье 446 Гражданского ­процессуального кодекса Российской Федерации.

Правда, в Госдуму России уже внесен законопроект4 об изменении этой нормы: границы единственного жилья – не только «банкротная» проблема. Если за вычетом этого имущества больше ничего не осталось, то ­кредиторы ничего не получат, а долг будет считаться ­погашенным.

Но признание гражданина банкротом накладывает на него много ограничений. Например, пять лет с даты признания банкротом он обязан сообщать об этом, если собирается брать кредит. А это почти стопроцентная гарантия, что в долг ему не дадут. И вполне вероятно, что не дадут и после этого – кредитная история будет испорчена навсегда.

– Есть ли «границы» стоимости единственного жилья? К примеру, единственное жилье одного должника – загородный дом в дорогом районе, а другого – комната в коммунальной квартире.

– Сейчас закон для таких ситуаций решения не дает. Единственное жилье и участок, на котором оно находится, нельзя продать и точка. Но текст закона не написан раз и навсегда. Посмотрим, как будет ­развиваться судебная практика.

– Вопрос, который волнует как потенциальных банкротов, так и арбитражных управляющих: вознаграждение за проведение ­процедуры банкротства.

– Да, в Законе о несостоятельности (банкротстве) прописано единоразовое вознаграждение для финансового управляющего – 10 тысяч рублей. Эту сумму на депозит суда должен внести заявитель – сам гражданин или его кредитор. Обе стороны переживают, что просто не смогут найти финансового управляющего, который возьмется провести ­процедуру за такое довольно скромное вознаграждение.

Но я вижу, по меньшей мере, два варианта: на первых порах могут найтись управляющие, готовые провести процедуру ради нового опыта, и тогда размер вознаграждения не так уж важен; или заявитель будет поднимать стоимость вознаграждения, так как в законе указана только нижняя планка, которую, мне кажется, со временем поднимет и сам ­законодатель.

Надо сказать, что вознаграждение управляющего – не единственные расходы. Заявителю придется потратиться на публикацию сведений о процедуре банкротства, финансовый анализ и прочие моменты.

– Как противостоять мошенничеству со стороны банкротов?

– Недобросовестные заемщики всегда найдутся. Многое зависит от финансового управляющего, он обязан вести поиски имущества и вправе оспаривать сделки, если есть основания полагать, что должник заключил их, чтобы вывести имущество из конкурсной массы. Выявлять признаки преднамеренного и фиктивного банкротства – прописанная в Законе о несостоятельности (банкротстве) обязанность управляющего. Ну и банкрот не ­получит ­освобождения от долгов, если вскроются его махинации с имуществом.

Беседовала Наталья Свистунова

Сноски 4

  1. Федеральный закон от 29.12.2014 № 476-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве)” и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования реабилитационных процедур, применяемых в отношении гражданина-должника». – Примеч. ред. Вернуться назад
  2. Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (здесь и далее – Закон о несостоятельности (банкротстве)). – Примеч. ред. Вернуться назад
  3. Пункт 1 ст. 213.4 Закона о несостоятельности (банкротстве). – Примеч. ред. Вернуться назад
  4. http://asozd.duma.gov.ru/main.nsf/%28Spravka%29?OpenAgent&RN=673186-6. – Примеч. ред. Вернуться назад
Оценить статью
s
В избранное

Выбери свой вариант доступа

Получать бесплатные
статьи на e-mail
Подписаться на
журнал на почте
Подписаться на
журнал сейчас

Читайте все накопления сайта по своему профилю, начиная с 2010 г.
Для этого оформите комплексную подписку на выбранный журнал на полугодие или год, тогда:

  • его свежий номер будет ежемесячно приходить к вам по почте в печатном виде;
  • все публикации на сайте этого направления начиная с 2010 г. будут доступны в течение действия комплексной подписки.

А удобный поиск и другая навигация на сайте помогут вам быстро находить ответы на свои рабочие вопросы. Повышайте свой профессионализм, статус и зарплату с нашей помощью!

Внимание!
Ловите МАКСИМАЛЬНУЮ скидку именно сейчас!
Годовая подписка 2022 на любую версию журнала (бумажную, электронную, Комплект с доступом к базе знаний) по самой низкой цене.

Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться

Комментарии 0

Рекомендовано для вас

Марина Ризванова: «Для пополнения бюджета начали использовать любые средства»

Налоговая политика государства в последние годы последовательно ужесточается. Налоговым органам предоставляется все больше возможностей, налогоплательщикам оставляется все меньше выбора. Например, активно внедряются принудительные электронные сервисы, за которые платить приходится компаниям. Нельзя стороной обойти и громкие судебные процессы, в которых бухгалтеры все чаще становятся обвиняемыми. О том, как изменилась работа налоговиков за последние годы, нам рассказала генеральный директор аудиторско-консалтинговой группы «Уральский союз» Марина Ризванова.

Елена Кожемякина: «Дистанционный труд гораздо выгоднее создания обособленного подразделения»

Если в компании создано рабочее место не в пределах офиса, то у вас появилось обособленное подразделение, о котором вы обязаны уведомить налоговые органы. Компании начинают «хитрить» и, например, работников, разбросанных по всему краю, «привязывают» к центру, в котором создают одно обособленное подразделение. Такие манипуляции ни к чему хорошему не приводят и, как правило, дают недобросовестным сотрудникам почву для злоупотреблений. В таких ситуациях есть законный выход – заключение с работником договора о дистанционном труде. О том, что необходимо учесть, поговорим с управляющим партнером юридической компании BLS Еленой Кожемякиной.

Обсудим итоги 2017 и перспективы 2018 года

Опрошенные журналом «Налоговый учет для бухгалтера» эксперты обратили внимание на целый ряд важных для работы бухгалтеров нововведений, которые вступили в силу в этом году и планируются в следующем. В частности, введение онлайн-касс и электронных больничных, утверждение новых форм расчетов и деклараций, увеличение пени за просрочку по уплате налогов, раскрытие аудиторской тайны, увеличение МРОТ и т.д.

Как оформить подпись главбуха, если он не в штате компании

В последние лет десять аутсорсинг стали использовать все больше компаний. Причина в том, что он помогает существенно сэкономить на расходах на оплату труда специалиста, который требуется в компанию периодически или на неполный рабочий день. Причем одним из наиболее распространенных эксперты называют именно бухгалтерский аутсорсинг. О том, кто должен подписывать налоговую и бухгалтерскую отчетность, а также как оформляется реквизит подписи, мы поговорили с экспертами.

Как оформить подпись главбуха, если он не в штате компании

В последние лет десять аутсорсинг стали использовать все больше компаний. Причина в том, что он помогает существенно сэкономить на расходах на оплату труда специалиста, который требуется в компанию периодически или на неполный рабочий день. Причем одним из наиболее распространенных эксперты называют именно бухгалтерский аутсорсинг. О том, кто должен подписывать налоговую и бухгалтерскую отчетность, а также как оформляется реквизит подписи, мы поговорили с экспертами.

Управление налоговыми рисками: мнение специалиста

Управление налоговыми рисками компании играет не последнюю роль в общем процессе управления предпринимательскими рисками. Отсутствие налоговых претензий или их успешное обжалование повышает доверие инвесторов и в конечном итоге повышает стоимость бизнеса. При этом успешное управление налоговыми рисками в широком смысле позволяет компании и экономить, поскольку налоговые риски – это не только риск налоговых доначислений, это еще и инструмент для повышения эффективности налогообложения, т.е. исключения переплат налогов, использования налоговых льгот, налоговых резервов, отсутствие кредитования бюджета. Что представляет собой управление налоговыми рисками? Кто должен заниматься управлением налоговыми рисками на предприятии? Какие налоговые риски могут сопутствовать бизнесу? Какие меры необходимо предпринимать в рамках управления налоговыми рисками? Об этих и других проблемах нам расскажет Андрей Зуйков, директор дирекции налоговой политики ОАО «НТВ-Плюс».

Елена Кожемякина: «Дистанционный труд гораздо выгоднее создания обособленного подразделения»

Если в компании создано рабочее место не в пределах офиса, то у вас появилось обособленное подразделение, о котором вы обязаны уведомить налоговые органы. Компании начинают «хитрить» и, например, работников, разбросанных по всему краю, «привязывают» к центру, в котором создают одно обособленное подразделение. Такие манипуляции ни к чему хорошему не приводят и, как правило, дают недобросовестным сотрудникам почву для злоупотреблений. В таких ситуациях есть законный выход – заключение с работником договора о дистанционном труде. О том, что необходимо учесть, поговорим с управляющим партнером юридической компании BLS Еленой Кожемякиной.

Татьяна Бежкова: «Аудиторские проверки показали, что бухгалтеры не хотят применять положения ПБУ 8/2010»

Директор аудиторской компании «Что делать Аудит» Татьяна Бежкова рассказала нашему журналу, зачем нужны аудиторы и как они могут помочь бухгалтерам; почему они не выверяют всю бухгалтерскую отчетность и какую ответственность несут. Поделилась она и информацией о том, какие ошибки чаще всего допускают бухгалтеры в учете, а также дала ценные советы, как подготовиться к аудиторской проверке.