Алексей Артюх: «Если оборудование может работать только в составе системы, его признают недвижимостью и доначислят налог»

Налога на движимое имущество в России больше нет. Но у налоговых органов есть инструменты, с помощью которых они могут запросто «превратить» движимое имущество в недвижимость и доначислить налог. О том, как это происходит и что компании могут противопоставить «волшебству» налоговиков, мы решили поговорить с Алексеем Артюхом, членом Международной налоговой ассоциации (IFA), партнером юридической компании «Taxology».
Интервью

Имеет высшее юридическое и высшее экономическое образование, обладает опытом работы во всемирно известных металлургических холдингах. Специализируется на разрешении налоговых споров, сопровождении налоговых проверок и налоговом консультировании, выявлении и возврате скрытых налоговых переплат.

Среди его профессиональных судебных достижений – восемь прецедентных налоговых побед в Верховном Суде Российской Федерации.

Персонально отмечен ведущими правовыми рейтингами КоммерсантЪ, ПРАВО 300, Legal 500, Best Lawyers и International Tax Review.

Владеет немецким и английским языками.

Алексей, тема нашего интервью – налог на имущество организаций. А точнее, один из ключевых вопросов: что облагается этим налогом, а что нет. Почему этот вопрос остро встал на практике именно в 2019 году?

— Дело в том, что с 2019 года все движимое имущество полностью освобождено от налогообложения1. Налогом облагается только недвижимость2. Это же правило действовало в усеченном виде для нового имущества с 2013 года.

Соответственно, возникла проблема с наполняемостью бюджетов регионов, в которые поступал этот налог. Откуда регионы теперь будут брать деньги? Правильно: чтобы восполнить возникающие потери, можно переквалифицировать движимые объекты в недвижимость. Поэтому территориальные налоговые органы направляют налогоплательщикам многочисленные письма с предложением самостоятельно оценить риски (с учетом арбитражной практики) и подать уточненные декларации с доплатой налога на имущество.

Неопределенность в вопросе о том, что считается недвижимостью для целей налогообложения, сейчас достаточно велика. Возьмем для примера опору под провод. Проще говоря, столб. Что это – недвижимость? Нет: пришли выкопали и унесли. А пятнадцатиметровая опора высоковольтной линии электропередач с фундаментом? Здесь уже не все так однозначно.

— Но ведь критерии, по которым движимое имущество отличают от недвижимости, известны уже много лет: со времен римского права. Неужели до сих пор возникают споры по поводу квалификации тех или иных объектов?

— Вы правы: критерии разграничения движимого и недвижимого имущества по большому счету (за мелкими деталями) не менялись много столетий.

Сейчас определение недвижимых вещей дано в статье 130 Гражданского кодекса. К сожалению, специального определения для налоговых целей нет, поэтому мы вынуждены обращаться к гражданскому праву. Недвижимость – это земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей и что невозможно перенести без несоразмерного ущерба. Причем для признания вещи недвижимостью совсем не обязательно, чтобы права на нее были зарегистрированы.

Уже само по себе это определение достаточно расплывчато, чтобы порождать любой правоприменительный креатив, когда речь идет о конкретном объекте со своей спецификой. Мне такая неопределенность в налоговых отношениях не нравится – это ненормально, когда для установления объекта налогообложения мы каждый раз должны ломать голову, привлекать экспертов, судиться, а потом еще платить штрафы и пени. Однако ничего другого законодатель нам пока не предлагает.

Но и кроме этого определения в Гражданском кодексе есть понятия делимых и неделимых вещей. В статье 133 Гражданского кодекса говорится, что неделимой является вещь, раздел которой невозможен без разрушения (повреждения, изменения назначения) и которая выступает в обороте как единый объект. Классический пример – автомобиль. Мы покупаем целый автомобиль, а не комплект запчастей.

Большинство переквалификаций движимого имущества в недвижимость происходит как раз по статье 133 Гражданского кодекса. В зоне риска трубопроводы и эстакады, системы обогрева, внутриплощадочные сети, трансформаторы, компрессоры, линии электропередач, кабели, площадки, любые автодороги, постаменты, опоры, комплексные установки, производственные линии высокой стоимости и многие другие объекты. Они признаются составными частями более крупных действительно недвижимых объектов – тех же производственных зданий. Соответственно, увеличивается стоимость облагаемого объекта и налоговая база.

— Можете привести конкретные кейсы?

— Конечно. Я специально подготовил несколько примеров из реальных судебных дел на основе онлайн-теста, запущенного нашей командой3. Вот, например, палубный кран (Рисунок 1). Как думаете, это движимое имущество?

Рисунок 1

— Нет, это недвижимость. В Гражданском кодексе суда названы в качестве недвижимости.

— Это действительно так. Но возникает вопрос – является ли лапа, изображенная на рисунке, неотъемлемой частью морской платформы. По мнению суда – да4, хотя с этим можно поспорить.

Другой пример – линия сушки пиломатериалов (Рисунок 2). Это недвижимость или нет?

Рисунок 2

— Наверное, это движимое имущество.

— Вы удивитесь, но это недвижимость. Потому что в данном случае здание построено для линии, а не линия размещена в здании. Все оборудование, которое находится в этом цехе по сушке пиломатериалов, по мнению налогового органа и суда, – недвижимость5. Я не говорю, правильно это или нет, но главный аргумент здесь – функциональная неотделимость и выполнение единой функции.

А асфальтовый завод (Рисунок 3) – это движимый объект?

Рисунок 3

— Думаю, да.

— Вы правы6. Асфальт в течение нескольких часов должен быть высыпан из грузовика. Иначе он застынет, и кузов автомобиля пойдет на утилизацию вместе с этим асфальтом. Поэтому асфальтовые заводы изначально проектируются как перемещаемые объекты, которые передислоцируются ближе к тому месту, где они нужны.

А как по-вашему, является ли недвижимостью технологический трубопровод (Рисунок 4)?

Рисунок 4

— Похоже, недвижимость.

— Если мы исходим из судебной практики, это недвижимость7. Разъяснения ФНС России говорят об этом же. Налоговики считают недвижимостью не только технологические трубопроводы, но и линейные объекты (в т.ч. подземные), линейные сооружения связи8.

На мой взгляд, такой подход не совсем корректен, поскольку трубопроводы обычно не могут быть самостоятельным недвижимым имуществом, однако их признают частью более крупного здания либо сооружения. Хотя как раз функционально эти трубопроводы скорее связаны не со зданием, а с другим оборудованием, обеспечивая его работу, перемещение различных веществ между участками производства. Но вспомним о неделимых вещах, про которые я говорил в самом начале, – по этой логике трубопроводы и становятся недвижимыми имуществом.

Но я скажу по секрету всему свету: ФНС России сама не знает, что точно является недвижимостью, а что нет. Поэтому она просит свои территориальные органы уведомлять о каждом конкретном споре по этому вопросу9.

— Какие аргументы налогоплательщик может привести в пользу того, что его имущество все-таки движимое?

— Во-первых, в противовес позиции ФНС России есть точка зрения Минфина. Финансовое ведомство говорит о том, что ни оно само, ни ФНС России не являются уполномоченными, знающими, компетентными органами в сфере классификации объектов, машин и оборудования. Поэтому для решения спорных вопросов надо обращаться в Минпромторг России10. А этот орган считает, что оборудование никак не может быть недвижимостью11. Даже если оно смонтировано на фундаменте. Потому что к этому фундаменту оно обычно прикручено болтами. Конечно, во многих случаях никому не придет в голову откручивать болты. Они, как правило, срезаются болгаркой, и устаревшее оборудование вывозится на свалку. Но теоретически возможность демонтажа есть, и этот демонтаж относительно прост.

Во-вторых, можно посмотреть, к какой категории относится имущество компании в соответствии с ОКОФ12. И если имущество является, например, оборудованием или машиной, то можно сослаться на то, что обложение налогом этого имущества не соответствует цели, которую преследовал законодатель. А цель очень простая: освободить от налогообложения попытки модернизировать нашу промышленность. Потому что налог на оборудование – это, по сути, налог на модернизацию. Оборудование – это не недвижимость, которую можно просто сдавать в аренду, а средство реального производства. У нас предпринимательская деятельность и так облагается кучей налогов. Зачем нужен еще и налог на имущество, который увеличивает себестоимость и тормозит производство?! Очевидно, налогообложение оборудования, как средства производства, не соответствует целям законодателя.

Нельзя сказать, что эта цель прямо сформулирована или очень четко выводится из документов, в частности из поправок, полностью освободивших недвижимость от налогообложения. Но мы видим, что эта идея прослеживается в Основных направлениях налоговой политики и в судебной практике: в деле «НАК “Азот”»13 и в постановлении Конституционного Суда РФ № 47-П 2018 года.

Фрагмент документа
Пункт 1.1.4 Основных направлений налоговой политики Российской Федерации на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов (без номера и даты)

В целях создания стимулов для обновления основных фондов из объекта обложения налогом на имущество организаций могут быть исключены объекты, относящиеся к движимому имуществу (машины, оборудование).

Фрагмент документа
Постановление КС РФ от 21.12.2018 № 47-П

Сокращение состава облагаемых налогом объектов имущества организаций… должно способствовать… стимулированию организаций к инвестированию в средства производства, к их модернизации, приобретению новых и развитию существующих средств производства, а также повышению спроса на них.

Соответственно, нужно показать, что ваше оборудование является тем самым средством производства.

— Насколько эффективны эти аргументы? Гарантируют ли они положительный для налогоплательщика исход спора?

— К сожалению, на упомянутое мной разъяснение Минпромторга России никто не обращает внимания. И судебная практика в целом противоречива; бывает, что решения выносятся не в пользу налогоплательщика. Возьмем для примера трансформаторные подстанции. По ним есть практика и в пользу компаний14, и в пользу налоговиков15.

А вот по трубопроводам, газопроводам и газоходам16, по энергетическим объектам, таким, например, как газотурбинные электростанции, суды выносят решения в пользу налоговых инспекций17.

Главный критерий, которым руководствуются суды, признавая объекты недвижимостью, – строительство по единому проекту18. А значит, весь цех со всем его оборудованием, например пивзавод, признается сложным неделимым объектом недвижимости19.

— Может быть, в помощь налогоплательщику будет проведение экспертизы?

— На экспертов я бы тоже не полагался. Могу вспомнить реальное дело. Приходит назначенный эксперт с осмотром. Готовит описательную часть и пишет: «все оборудование смонтировано на разъемных болтовых соединениях, что позволяет отделить его от фундамента без нарушения целостности». Отлично! Через три страницы мы смотрим на выводы: «Отделение оборудования без несоразмерного ущерба назначению объекта невозможно». То есть через три страницы делается прямо противоположный вывод.

— Любой налогоплательщик, очевидно, не горит желанием самостоятельно переквалифицировать свое движимое имущество в недвижимость и платить больше налогов. Но с учетом неопределенной судебной практики переквалификацией может заняться налоговая инспекция, и тогда не избежать доначислений и штрафов. Что можно посоветовать налогоплательщикам, которые не хотят платить лишнего?

— Первое и, пожалуй, главное – использовать для оценки рисков функциональный критерий, к которому прибегает ФНС. Как минимум, пока тот же Верховный Суд не признает этот критерий необоснованным. Если оборудование может работать только в составе системы, даже несмотря на возможность демонтажа, – высока вероятность, что всю систему целиком признают недвижимостью. Как трубопроводы признают частью здания? Они якобы не имеют самостоятельного функционального назначения и могут работать только в составе единого производственного объекта. Конечно, если доводить до абсурда, то по такой логике можно признать единым объектом недвижимого имущества, условно говоря, завод АвтоВАЗ. Ведь вся его деятельность направлена на изготовление автомобилей определенной марки. Поэтому в правоприменении приходится искать границу разумного, но это очень непросто. Можно запастись разъяснениями Минпромторга, заключениями внешних и внутренних экспертов, но мы сейчас видим, что в судах и в налоговой службе эти аргументы работают слабо.

Второе: нужно обратить внимание на составляемую документацию. Очень часто спорное оборудование включается в проектную документацию по сооружению объектов капитального строительства. И там могут указываться параметры, характеристики оборудования, которое предполагается к размещению, и на основании этого – схема подвода коммуникаций. А в худшем для нашего контекста случае – конкретное размещаемое оборудование. В итоге налоговики признают вашу линию по производству чего-то недвижимым имуществом. Подобного желательно избегать, насколько это возможно.

Кроме того, при строительстве сооружения в комплексе часто не выделяются монтаж и пусконаладка оборудования. Этот этап включается в строительно-монтажные работы, что, по сути, неверно. Таким образом, налоговая инспекция получает серьезную зацепку. Потому что оборудование становится результатом строительных работ.

Наконец, последняя, третья рекомендация. Если вы столкнулись с проблемой, попытайтесь договориться (в хорошем смысле) с налоговым органом на берегу. Мне известен случай, когда налогоплательщик распечатал список объектов основных средств, пришел с ним в инспекцию и вместе с налоговиками сидел и «крыжил» этот список. Вот так прямо и договаривались: что облагать, а что нет. Не могу сказать, что это очень надежный способ, ведь ваша налоговая инспекция – не последняя инстанция в квалификации того или иного объекта. Поэтому данным инструментом достижения компромисса нужно пользоваться аккуратно, чтобы, с одной стороны, не переплачивать налоги, а с другой – не допускать неоправданных доначислений.

Беседовал Роман Авалян

Сноски 19

  1. Федеральный закон от 03.08.2018 № 302-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации» (примеч. ред.). Вернуться назад
  2. Пункт 1 ст. 374 НК РФ (примеч. ред.). Вернуться назад
  3. Полный тест на определение движимого и недвижимого имущества с большим количеством вопросов можно пройти по ссылке https://www.taxology.ru/property-quiz (примеч. ред.). Вернуться назад
  4. Дело № А42-539/2017, https://kad.arbitr.ru/Card/0f95ba71-c314-4033-a0ac-175e43799d8b (примеч. ред.). Вернуться назад
  5. Дело № А05-9793/2018, https://kad.arbitr.ru/Card/c75690af-7645-465d-9708-e882f994f8e1 (примеч. ред.). Вернуться назад
  6. Дело № А67-6746/2017, https://kad.arbitr.ru/Card/cbef14d9-4df7-45a8-bd89-e2b442e0c0c2 (примеч. ред.). Вернуться назад
  7. Дело № А40-98958/2016, https://kad.arbitr.ru/Card/1216a017-299c-41b2-93d2-5ed04488cdb8 (примеч. ред.). Вернуться назад
  8. Письма от 16.03.2018 № БС-4-21/4930 и от 10.11.2016 № БС-4-21/21273@ (примеч. ред.). Вернуться назад
  9. Письмо от 18.10.2018 № БС-4-21/20327@ (примеч. ред.). Вернуться назад
  10. Письмо от 22.10.2018 № 03-05-05-01/75611 (примеч. ред.). Вернуться назад
  11. Письмо от 23.03.2018 № ОВ-17590/12 (примеч. ред.). Вернуться назад
  12. Общероссийский классификатор основных фондов ОК 013-2014 (СНС 2008), принят и введен в действие приказом Росстандарта от 12.12.2014 № 2018-ст (примеч. ред.). Вернуться назад
  13. Определение ВС РФ от 16.10.2018 № 310-КГ18-8658, А68-10573/2016 по делу № А68-10573/2016 (примеч. ред.). Вернуться назад
  14. Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 29.03.2018 № А27-20208/17 (примеч. ред.). Вернуться назад
  15. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 18.05.2018 № А05-1595/17 (примеч. ред.). Вернуться назад
  16. Постановления Арбитражного суда Московского округа от 23.08.2018 № А40-176218/17 и от 10.02.2017 № А40-98958/16 (примеч. ред.). Вернуться назад
  17. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 07.06.2017 № А40-193258/16 (примеч. ред.). Вернуться назад
  18. Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 04.04.2018 № А29-4430/2018 (примеч. ред.). Вернуться назад
  19. Постановление Президиума ВАС РФ от 24.12.2013 № 12505/13 по делу № А71-572/2011 (примеч. ред.). Вернуться назад
Оценить статью
s
В избранное

Выбери свой вариант доступа

Получать бесплатные
статьи на e-mail
Подписаться на
журнал на почте
Подписаться на
журнал сейчас

Читайте все накопления сайта по своему профилю, начиная с 2010 г.
Для этого оформите комплексную подписку на выбранный журнал на полугодие или год, тогда:

  • его свежий номер будет ежемесячно приходить к вам по почте в печатном виде;
  • все публикации на сайте этого направления начиная с 2010 г. будут доступны в течение действия комплексной подписки.

А удобный поиск и другая навигация на сайте помогут вам быстро находить ответы на свои рабочие вопросы. Повышайте свой профессионализм, статус и зарплату с нашей помощью!

Внимание!
20% скидки на 2 полугодие 2021 г. на электронную версию журнала + специальный промокод от 10% на любой тип подписки (бумажная, электронная, комплект с доступом к базе знаний) = скидка от 30%

Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться

Комментарии 0

Рекомендовано для вас

Когда оптимизация может стать преступной: неисполнение обязанности налогового агента и сокрытие имущества

В прошлом номере мы начали анализировать постановление Пленума ВС РФ об уголовной ответственности за налоговые преступления, в частности за уклонение от уплаты налогов. Теперь рассмотрим, в каких случаях грозит уголовное наказание, если представитель компании не исполнил обязанность налогового агента или скрыл денежные средства или имущество организации, за счет которого должно производиться взыскание налогов и сборов.

Когда налоговая оптимизация может стать преступной: уклонение от уплаты налогов

Компании всегда стремились оптимизировать налогообложение. Но со временем налоговое законодательство ужесточилось, полномочия налоговых инспекций расширились, и уменьшение налоговых выплат стало намного более рискованным мероприятием. В статье разберемся, какие действия могут повлечь за собой уголовную ответственность, а какие нет. Для этого проанализируем разъяснения высшего суда страны и посмотрим, как сейчас складывается практика применения норм налогового законодательства нижестоящими судами.

Перенос сроков уплаты налогов и страховых взносов в 2020 г. в связи с COVID-19

Правительство РФ принимает меры по поддержке бизнеса. Одна из таких мер – ​продление сроков уплаты налогов и страховых взносов. Расскажем, на кого она распространяется и про новые сроки уплаты налогов.

Премия иностранному контрагенту: надо ли удерживать налоги?

Сотрудничество с иностранными компаниями накладывает на российские организации дополнительные обязательства. Самый первый вопрос, который возникает в данной ситуации: надо ли удерживать налоги при выплате дохода иностранному контрагенту? Ответ на него зависит от вида дохода. Расскажем, как поступать, если таким доходом является премия покупателю.

ТОП-10 обстоятельств, смягчающих ответственность налогоплательщика

Налоговый кодекс РФ не содержит исчерпывающего перечня смягчающих обстоятельств. В нем есть положение, в соответствии с которым суд или налоговый орган, рассматривающие дело, могут признать смягчающими «иные обстоятельства». В связи с этим между компаниями и налоговыми инспекциями возникает немало споров по поводу того, являются ли те или иные обстоятельства смягчающими. Мы подобрали наиболее популярные основания, которые позволяют снизить штраф как минимум вдвое, а порой даже в сотни и в тысячи раз.

Переплата по налогам. Правила зачета

Практика показывает, что у многих организаций возникает переплата по налогам. Основных причин может быть две: либо организация сама переплатила налоги, либо излишние суммы взыскала налоговая инспекция. И в том и в другом случае компания вправе зачесть переплату в счет предстоящих платежей по этому же или по другим налогам. Узнаем, как это сделать.

Вознаграждения членам совета директоров

Если в организации существует Совет директоров, она осуществляет его членам выплату вознаграждений. Существуют два способа выплат: за счет чистой прибыли и путем отнесения на расходы, уменьшающие налоговую базу по налогу на прибыль. Автор рассмотрел оба способа с позиций как корпоративного законодательства, так и налогообложения. Оба способа имеют свои достоинства и недостатки, которые приведены в статье. Даются также рекомендации по минимизации налоговых и правовых рисков.

Взыскание процентов с налоговых органов в пользу налогоплательщика

В наше время платить надо почти за все, а за пользование чужими деньгами тем более. Почему же налоговые органы, с удовольствием начисляя пени, не спешат сами платить проценты за незаконно уплаченные или взысканные суммы налогов? Не будем искать ответ на этот риторический вопрос, а разберемся, как же взыскать с фискалов причитающиеся проценты.