Константин Сасов: «Работа со свидетелем и его показаниями – ​целая наука»

Показания свидетелей – ​важное доказательство. От них во многом завит результат налоговой проверки и дальнейшего спора с налоговой инспекцией. Свидетель может вспомнить, а может не вспомнить, может обвинить, а может оправдать. О том, как проходят допросы и что свидетель должен знать о них, мы спросили у Константина Сасова, к. ю. н., адвоката, ведущего юриста «Пепеляев Групп».

Допрос свидетелей налоговыми органами – достаточно распространенное явление. Поговорить о тонкостях этого процесса, возможных уловках допрашивающих и «золотых правилах» свидетелей мы решили с Константином Сасовым, к.ю.н., адвокатом, ведущим юристом «Пепеляев Групп».

Интервью

Сасов Константин Анатольевич, к.ю.н., адвокат, ведущий юрист «Пепеляев Групп», член адвокатской палаты Московской области, награжден медалью Адвокатской палаты РФ «За защиту прав граждан» 2-й степени

Имеет 20-летний стаж практической и научной работы в области налогового права. Автор шести книг и 180 статей по актуальным вопросам налогового права России. Лектор Палаты налоговых консультантов РФ, автор спецкурса «Борьба с уклонением от уплаты налогов в РФ» в МГУ им. М.В. Ломоносова, г. Москва.

Имеет опыт защиты прав налогоплательщиков и участников внешнеэкономической деятельности в судебном порядке (включая ВАС РФ, ВС РФ, КС РФ). Им результативно оспорено свыше 200 ненормативных правовых актов государственных органов. При этом в ряде случаев ВАС РФ удовлетворял надзорные жалобы, подготовленные Константином.

Непосредственно в ВС РФ обжаловал нормативные правовые акты таможенной тематики. По его жалобе было признано незаконным постановление Правительства РФ, нарушающее права участников внешнеэкономической деятельности.

Среди клиентов – ТГК «Измайлово», «Роза Мира», «Фесто-РФ», «Алкоа СМЗ», Ottobock Service, Nestlé, Europapier.

– Константин, как часто налоговые органы допрашивают сотрудников организаций в качестве свидетелей?

– Лет 15–20 назад допрос был большой редкостью. Максимум допрашивали директора, главбуха, и на этом останавливались. А вот в ходе последней проверки, которую я сопровождал, все выводы налогового органа были построены исключительно на допросах. Ни одного другого доказательства в деле не было в принципе. Откуда такая любовь налоговых органов к допросам? По логике постановления Пленума № 53 1 выгоду можно признать необоснованной, если налоговый орган найдет дефект в документах. А как опорочить документы? Другими доказательствами. Чтобы их получить, нужно, например, провести экспертизу, осмотр или выемку. Но самый простой способ – вызвать человека, который скажет, что все написанное в документах – неправда.

Приведу пример – громкое дело ЗАО «Опытный завод “Нефтехим”», которое три года назад рассматривал Верховный Суд РФ 2. Завод выиграл спор в трех инстанциях, но налоговая инспекция настаивала: все бы хорошо, если бы не свидетельские показания завсклада, которые суды не приняли. Протокол его допроса был признан недопустимым доказательством в связи с процессуальным нарушением. Верховный Суд указал, что этот огрех можно устранить при повторном рассмотрении дела, вызвав завсклада в суд. Дело было направлено на новое рассмотрение. Человек выступил в суде первой инстанции и фактически опроверг всю первичную документацию о спорном товаре, которая была у завода: и декларации, и договор, и рецептуры, и акт инвентаризации. Все полетело в прах, потому что он сказал: «товара на складе не было». И ему поверили. Поэтому ценность свидетельских показаний невероятно высока, и налоговые органы охотно берутся за допросы.

– Получается, что протокол допроса свидетеля – документ, который в одиночку может доказать вину налогоплательщика?

– Не совсем так. Свидетельские показания могут стать доказательством как налогового правонарушения, так его отсутствия. Свидетель, если можно так сказать, – гибкий материал. Он может вспомнить, а может не вспомнить; может обвинить, а может оправдать. Поэтому работа со свидетелем и его показаниями – целая наука.

– Но для начала протоколы допросов свидетелей надо еще найти в материалах налоговой проверки. Как ни странно, они часто оттуда исчезают. Почему так происходит?

– Вернемся к примеру с последней проверкой. Там свидетели делились на три категории. Первая – те, кто не прибыл на допросы. Причина – неполучение повестки, направленной по адресу, где свидетель не проживал. Но налоговая инспекция посчитала, что этим людям есть чего...

Вы видите 20% этой статьи. Выберите свой вариант доступа

Купить эту статью
за 300 руб.
Подписаться на
журнал сейчас
Получать бесплатные
статьи на e-mail

Читайте все накопления сайта по своему профилю, начиная с 2010 г.
Для этого оформите комплексную подписку на выбранный журнал на полугодие или год, тогда:

  • его свежий номер будет ежемесячно приходить к вам по почте в печатном виде;
  • все публикации на сайте этого направления начиная с 2010 г. будут доступны в течение действия комплексной подписки.

А удобный поиск и другая навигация на сайте помогут вам быстро находить ответы на свои рабочие вопросы. Повышайте свой профессионализм, статус и зарплату с нашей помощью!

Рекомендовано для вас

Когда оптимизация может стать преступной: неисполнение обязанности налогового агента и сокрытие имущества

В прошлом номере мы начали анализировать постановление Пленума ВС РФ об уголовной ответственности за налоговые преступления, в частности за уклонение от уплаты налогов. Теперь рассмотрим, в каких случаях грозит уголовное наказание, если представитель компании не исполнил обязанность налогового агента или скрыл денежные средства или имущество организации, за счет которого должно производиться взыскание налогов и сборов.

Когда налоговая оптимизация может стать преступной: уклонение от уплаты налогов

Компании всегда стремились оптимизировать налогообложение. Но со временем налоговое законодательство ужесточилось, полномочия налоговых инспекций расширились, и уменьшение налоговых выплат стало намного более рискованным мероприятием. В статье разберемся, какие действия могут повлечь за собой уголовную ответственность, а какие нет. Для этого проанализируем разъяснения высшего суда страны и посмотрим, как сейчас складывается практика применения норм налогового законодательства нижестоящими судами.

Перенос сроков уплаты налогов и страховых взносов в 2020 г. в связи с COVID-19

Правительство РФ принимает меры по поддержке бизнеса. Одна из таких мер – ​продление сроков уплаты налогов и страховых взносов. Расскажем, на кого она распространяется и про новые сроки уплаты налогов.

Премия иностранному контрагенту: надо ли удерживать налоги?

Сотрудничество с иностранными компаниями накладывает на российские организации дополнительные обязательства. Самый первый вопрос, который возникает в данной ситуации: надо ли удерживать налоги при выплате дохода иностранному контрагенту? Ответ на него зависит от вида дохода. Расскажем, как поступать, если таким доходом является премия покупателю.

Переплата по налогам. Правила зачета

Практика показывает, что у многих организаций возникает переплата по налогам. Основных причин может быть две: либо организация сама переплатила налоги, либо излишние суммы взыскала налоговая инспекция. И в том и в другом случае компания вправе зачесть переплату в счет предстоящих платежей по этому же или по другим налогам. Узнаем, как это сделать.

Взыскание процентов с налоговых органов в пользу налогоплательщика

В наше время платить надо почти за все, а за пользование чужими деньгами тем более. Почему же налоговые органы, с удовольствием начисляя пени, не спешат сами платить проценты за незаконно уплаченные или взысканные суммы налогов? Не будем искать ответ на этот риторический вопрос, а разберемся, как же взыскать с фискалов причитающиеся проценты.

ТОП-10 обстоятельств, смягчающих ответственность налогоплательщика

Налоговый кодекс РФ не содержит исчерпывающего перечня смягчающих обстоятельств. В нем есть положение, в соответствии с которым суд или налоговый орган, рассматривающие дело, могут признать смягчающими «иные обстоятельства». В связи с этим между компаниями и налоговыми инспекциями возникает немало споров по поводу того, являются ли те или иные обстоятельства смягчающими. Мы подобрали наиболее популярные основания, которые позволяют снизить штраф как минимум вдвое, а порой даже в сотни и в тысячи раз.

Алексей Артюх: «Если оборудование может работать только в составе системы, его признают недвижимостью и доначислят налог»

Налога на движимое имущество в России больше нет. Но у налоговых органов есть инструменты, с помощью которых они могут запросто «превратить» движимое имущество в недвижимость и доначислить налог. О том, как это происходит и что компании могут противопоставить «волшебству» налоговиков, мы решили поговорить с Алексеем Артюхом, членом Международной налоговой ассоциации (IFA), партнером юридической компании «Taxology».